Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Агапов Андрей Борисович 40 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Административная ответственность установлена при неисполнении СОО предписаний Росреестра, вынесенных при проведении публичного надзора (ч. 1 ст. 19.5 КоАП РФ). Административные наказания в виде административного штрафа в этих случаях применяются к СОО и его должностным лицам (т.е. субъектом правонарушения могут быть как юридическое лицо, так и его виновное должностное лицо). Наряду с процессуальной деятельностью, установленной КоАП РФ, в отношении организации-нарушителя по инициативе Росреестра возбуждается производство об исключении СОО из государственного реестра саморегулируемых организаций оценщиков. При удовлетворении арбитражным судом ходатайства Росреестра СОО утрачивает свои профессиональные правомочия и прекращает оценочную деятельность. Таким образом, неисполнение предписаний Росреестра влечет за собой применение различных публичных санкций: административного штрафа, установленного КоАП РФ, и рассмотренной выше санкции, предусмотренной Федеральным законом «Об оценочной деятельности в Российской Федерации»[930].

Нарушение СОО информационных обязанностей квалифицируется по ст. 19.7 КоАП РФ. К таким правонарушениям относится:

а) непредставление сведений или документированной информации правоохранительным органам (органам МВД, налоговым, таможенным органам) при исполнении ими юрисдикционных полномочий (например, при возбуждении дел о преступлениях и налоговых правонарушениях);

б) непредставление Росреестру сведений о несоответствии СОО требованиям, установленным в ч. 3 ст. 22 Федерального закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации»[931]. Сведения (информация) должны предоставляться Росреестру в момент выявления саморегулируемой организацией оценщиков таких несоответствий, независимо от того, была ли такая информация истребована или нет[932]. В отличие от рассмотренных выше случаев это правонарушение не связано с неисполнением предписания Росреестра и поэтому квалифицируется по ст. 19.7 КоАП РФ.

Разглашение оценщиком, входящим в состав СОО, либо должностным лицом СОО конфиденциальной информации квалифицируется по ст. 13.14 КоАП РФ. В данном случае оценщик или должностное лицо СОО нарушают обязанности по обеспечению защиты конфиденциальной информации, установленные соответственно в ст. 15 и 24.3 Федерального закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации». Субъектом рассматриваемого правонарушения может быть только должностное лицо[933].

Саморегулируемая организация оценщиков, ее должностное лицо, либо оценщик — член СОО в рассмотренных выше случаях нарушают информационные обязанности, установленные перед органом исполнительной власти или иным публичным органом. СОО обязана предоставлять сведения реестра членов саморегулируемой организации оценщиков по запросам любого заинтересованного лица[934], однако нарушение этой информационной обязанности не содержит состава административного правонарушения.

Частноправовые санкции. Наряду с рассмотренными выше мерами публичной ответственности к СОО могут быть применены санкции, обусловленные частноправовым деликтом. Корпоративная имущественная ответственность СОО наступает: 1) при причинении оценщиком значительного имущественного ущерба, для возмещения которого недостаточно средств страховых выплат; 2) в случае отказа оценщика от предъявленных ему имущественных требований о возмещении ущерба[935]. Правовые предпосылки корпоративной ответственности могут быть объективными, порожденными невозможностью удовлетворить имущественные требования, и субъективными, связанными с негативным волеизъявлением (дефектом воли) оценщика, отказывающегося возместить ущерб при наличии надлежащих денежных средств для этого. В этих случаях взыскание обращается на корпоративное имущество — компенсационный фонд, формируемый за счет обязательных взносов членов СОО. Таким образом, законодательством презюмируется принцип индивидуализации имущественной ответственности, в соответствии с которым вред, причиненный оценщиком — членом СОО, подлежит возмещению в полном объеме за счет принадлежащего ему имущества[936]. Корпоративная ответственность наступает лишь в случаях, когда причинитель вреда не может его возместить либо отказывается от этого, ссылаясь на оспоримость предъявляемых к нему имущественных требований.

Следствием частноправового деликта может быть причинение реального имущественного ущерба, когда стоимость объекта оценки вследствие ее необоснованного занижения или превышения не соответствует возможному коммерческому использованию такого объекта. В этих случаях имущественный ущерб выражается в стоимостном денежном эквиваленте. Последствия деликта могут сказаться на деловом потенциале пострадавшего вследствие причиненного ему реального или потенциального ущерба (например, упущенной выгоды). Вред может быть причинен не только имуществу, но и репутации участников договора на проведение оценки. Во всяком случае можно установить причинно-следственную связь причинения морального вреда оценщиком-нарушителем и вреда деловой репутации саморегулируемой организации оценщиков, членом которой является нарушитель, с обязательным размещением на официальном сайте СОО в Интернете сведений о правонарушении.

Гражданско-правовая ответственность наступает при неисполнении сторонами цивилистических обязательств, установленных договором на проведение оценки, депозитарным договором, договором обязательного страхования ответственности члена СОО и иными гражданско-правовыми договорами. Гражданско-правовая ответственность также выражается в денежном исчислении (например, в виде штрафов или пеней), однако в отличие от рассмотренных выше разновидностей имущественной ответственности правила ее применения унифицированы, т.е. гражданско-правовая ответственность устанавливается за нарушение обязательств, предусмотренных цивилистическим договором в соответствии с правилами, установленными ГК РФ, и не имеет отраслевой специфики применительно к сфере оценочной деятельности. В отличие от нее имущественная ответственность оценщика и саморегулируемой организации оценщиков определяется правилами, установленными ст. 24.6, 24.8 Федерального закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации», применяемыми только в данной сфере.

Вопросы и задания для самоконтроля

1. Назовите предпосылки осуществления учетных процедур.

2. Какие действия относятся к учетным мероприятиям на стадии аналитической обработки информации?

3. Каким лицам может быть предоставлена информация, внесенная в реестр федерального имущества?

4. Какой федеральный орган исполнительной власти ведет Единый государственный реестр объектов культурного наследия?

5. Расскажите о порядке обращения конфискованного и движимого бесхозяйного имущества в федеральную собственность.

6. Охарактеризуйте стадию обжалования решения учетного органа.

7. Какие меры публичной ответственности предусмотрены за нарушение правил учета публичного имущества?

8. Приведите примеры актов федерального законодательства об оценочной деятельности.

9. Каково содержание контрольных полномочий саморегулируемой организации оценщиков?

10. Какие административные процедуры включают мероприятия публичного контроля за деятельностью саморегулируемой организации оценщиков?

 

 

Глава 22. Публичная регламентация

В результате изучения данной главы учащийся должен:

знать содержание публичных процедур лицензирования, публичной контрактации и технического регулирования;

уметь анализировать федеральное законодательство об административных процедурах;

овладеть навыками применения законодательства о публичной регламентации.

22.1. Публичная регламентация контрольного правомочия

Предназначение контроля

Реализация контрольных мероприятий влечет за собой возникновение административного отношения, обусловленного соподчиненностью их участников. Любым контрольным отношениям присущ атрибут доминирования субъекта контроля, в соответствии с которым организация (ее должностное лицо) выносит предписание о проведении контроля и определяет в нем вид контрольного мероприятия, должностных лиц, управомоченных на его проведение, и сроки проведения. Подконтрольный субъект обязан создать все предпосылки для беспрепятственного проведения контроля.

Контроль как административно-правовой институт задействован в различных сферах публичной и частноправовой деятельности.

Публичный контроль

Субъектом публичного контроля является публичный орган: орган исполнительной власти или иной государственный орган[937], а также орган местного самоуправления. Применительно к системному публичному контролю контрольные мероприятия проводятся в отношении субъектов, подчиненных публичному органу, т.е. применительно к учреждениям и организациям, входящим в его систему. При проведении внешнего контроля публичный орган проверяет деятельность не подчиненных ему субъектов, в том числе и субъектов частного права. Мероприятия системного контроля в отличие от аналогичных мероприятий в сфере внешней контрольной деятельности всегда проводятся в отношении публичного субъекта, объектом внешнего контроля по преимуществу является проверка деятельности субъекта частного права.

Корпоративный контроль

Корпоративный контроль проводится публичной или негосударственной некоммерческой организацией.

К публичным некоммерческим организациям, наделенным правомочиями корпоративного контроля, относятся государственные корпорации, государственные компании и публичные квазикорпоративные образования.

Государственное и муниципальное унитарное предприятие представляет собой единственную разновидность публичной коммерческой организации, наделенной правомочиями корпоративного контроля.

Частноправовой контроль

Мероприятия частноправового контроля проводятся непубличной коммерческой организацией. В отличие от организаций вышеуказанных типов, учрежденных государством, муниципальным образованием или непубличным органом в сферах государственного управления и социально приоритетной деятельности, непубличные коммерческие организации предназначены для извлечения прибыли и действуют в целях удовлетворения собственных корпоративных потребностей.

Организационный контроль

Проведение организационного контроля обусловлено потребностями некоммерческой деятельности. Субъектом контроля является некоммерческая организация, наделенная контрольными правомочиями в отношении своих индивидуальных или коллективных участников. Организационный контроль по преимуществу распространен в сфере саморегулирования, предметом контроля, проводимого СРО, является соблюдение участниками саморегулируемой организации установленных обязанностей и локальных правовых актов СРО. Контрольные мероприятия регламентированы базовым Федеральным законом «О саморегулируемых организациях», применительно к отношениям, где предписания базового Федерального закона не применяются (оценочная деятельность, рынок ценных бумаг и др.), контрольные процедуры регламентированы отраслевыми федеральными законами.

22.2. Публичная регламентация правоограничений

Публичные предпосылки введения правоограничений

Весьма значимым для прагматических и аналитических целей является обоснование доктринальной сути понятия «ограничения права». Законодатель использует его по преимуществу в качестве устоявшегося юридического клише, избирательно определяя механизм введения ограничений и правовые последствия их применения. При этом в федеральном законе воплощаются идеи и принципы субъекта права законодательной инициативы, т.е. конкретного должностного лица или корпоративного образования, наделенного соответствующими правомочиями, в том числе и в сфере легитимного политического лоббирования. В этом случае принятый федеральный закон отражает интересы не сообщества в целом, а лишь его отдельных субъектов, прежде всего интересы публичной бюрократии. Предпосылкой принятия законодательного акта в любом авторитарном или демократическом государстве является установление дополнительных личных или корпоративных обязанностей, т.е. введение легитимных ограничений прав. Все без исключения федеральные законы устанавливают свой режим правовой регламентации конкретного индивидуального или коллективного правомочия, установление такого режима представляет собой важнейшую предпосылку принятия федерального закона. Нормативно-правовое регулирование как ведущий метод регламентации уже в силу своего предназначения всегда сопряжен с установлением непосредственных или релятивных ограничений. Другой метод правовой регламентации, а именно индивидуальное правоприменение посредством исполнения ненормативного акта, лишь косвенно связан с ограничением права, поскольку его предназначение — в реализации ограничительных предписаний, установленных федеральным законом. Акт индивидуального применения устанавливает порядок исполнения публичных процедур, определенных подзаконным нормативным актом, последний же применяется в соответствии с механизмом правовой регламентации, определенным федеральным законом. Таким образом, конституционные методы введения ограничений конкретного частноправового или публичного правомочия опосредованы системой правовой регламентации, определяющей предназначение и статус каждого из ее элементов, а именно — федерального закона, подзаконного нормативного акта, а также акта индивидуального применения. В соответствии с ней только федеральным законом могут быть установлены конкретные частноправовые ограничения посредством введения публичных обязанностей. Предписания закона, адресованные физическому лицу, устанавливают дополнительные обязанности, обусловленные публичными потребностями в сферах государственного управления, контроля и надзора. Введение информационных обязанностей, связанных с предоставлением документированной информации и иных сведений публичному органу, всегда сопряжено с дополнительными материальными обременениями лица, которому адресовано властное обязывающее предписание. Такое лицо обязано изменить методы корпоративного управления — в этих случаях учреждается новое структурное подразделение либо функции, связанные с исполнением дополнительных публичных обязанностей, перераспределяются в действующей внутриорганизационной структуре, во всяком случае исполнение новых публичных информационных обязанностей в сферах внутренней и внешней торговли, финансового мониторинга, таможенного, финансового, экологического контроля всегда сопряжено с ограничением имущественных правомочий корпоративного образования, которому адресовано властное предписание.

Механизм правовой регламентации

Другим существенным предназначением федерального закона, помимо установления конкретных частноправовых обременений, является определение механизма правовой регламентации, в этом случае бланкетные предписания закона устанавливают обязанности органа государственной власти или муниципального органа по исполнению публичных процедур, уже определенных законом, либо обязывают публичный орган разрабатывать такие процедуры. В соответствии с предписанием федерального закона подзаконная регламентация отнесена к ведению Правительства РФ, федерального органа исполнительной власти либо иного публичного органа, наделенного правомочиями в сфере нормативно-правового регулирования. Механизм правовой регламентации не предусматривает каких бы то ни было форм делегирования властных полномочий федеральных представительных органов исполнительно-распорядительным публичным органам. В соответствии с ч. 3 ст. 55 Конституции РФ установление дополнительных публичных обязанностей частноправовых субъектов, и как следствие — ограничение их прав, представляет собой исключительную прерогативу федерального парламента. Сфера подзаконной регламентации, в том числе и в форме ведомственного нормотворчества, ограничена исключительно пассивными, исполнительными, административно-процессуальными функциями, соответствующий публичный орган управомочивается федеральным законом на исполнение публичных процедур или их разработку. В любом случае подзаконный нормативный правовой акт представляет собой один из методов правореализации и в этом смысле он является исполнительным актом. К исполнительным прерогативам подзаконной нормативно-правовой регламентации относится определение сферы индивидуального нормотворчества, в этом случае орган исполнительной власти управомочивает соответствующий публичный орган на принятие актов индивидуального применения.

Правоограничение в виде приостановления правомочия

К существенному изъяну действующей системы правовой регламентации следует отнести крайнюю неопределенность понятия «ограничение права». Фактически в действующей системе федерального законодательства правоограничение может быть реализовано в трех легитимных формах: приостановления правомочия, лишения права либо его полного прекращения. В соответствии с ч. 3 ст. 55, ч. 3 ст. 56 и ч. 2 ст. 74 Конституции РФ приостановление правомочия представляет собой временное прекращение легитимной частноправовой деятельности, ограниченное определенным сроком. Приостановление правомочия может быть обусловлено совершением деликта с последующим применением к нарушителям правоохранительных санкций — административных наказаний, бюджетных санкций или цивилистических санкций, установленных ГК РФ. Приостановление правомочия влечет за собой применение административных наказаний, ограниченных установленными КоАП РФ временны´ми пределами. К таким наказаниям относятся лишение специального права, дисквалификация и административное приостановление деятельности, а также применение сопряженных с наказанием мер пресечения, а именно доставления, административного задержания, временного запрета деятельности и некоторых других[938]. Во всех вышеуказанных случаях предусмотрены прямые (директивные) или косвенные (релятивные) ограничения частноправовых правомочий. В последнем случае приостанавливается возможность реализации прав — права на личную неприкосновенность, на свободу передвижения и иных, связанных с правом на свободу экономической деятельности, введение ограничений в этом случае несовместимо с реализацией этого конституционного права.

Приостановление легитимного правомочия может быть обусловлено публичной необходимостью, и в этом случае правоограничения применяются к добросовестным гражданам. Этот порядок проявляется в случаях временного выселения граждан с территорий, на которых введен режим чрезвычайного положения, вследствие стихийного бедствия, техногенной катастрофы и иной чрезвычайной ситуации. Публичные правоограничения, обусловленные конкретным сроком, применяются при введении особых публичных режимов — контртеррористической операции, чрезвычайного или военного положения.

В сферах торгово-экономической деятельности приостановление легитимных индивидуальных и корпоративных правомочий может быть обусловлено введением временных ограничений в сферах экспорта или импорта товаров, применением мер нетарифного регулирования или установлением иных обременений внешнеторговой деятельности. Во всяком случае публичные режимы правоограничения вводятся в целях обеспечения общегосударственных потребностей и применяются не только к правонарушителям, но и к добросовестным гражданам. Это характерно не только для сферы торгово-экономических отношений, правоограничения вводятся также применительно к административно-юрисдикционной деятельности.

При пресечении правонарушений и недопущении их рецидивов меры административного пресечения могут быть также применены к добросовестным гражданам или организациям.

Правоограничения в виде лишения права

Следующей стадией правоотношения является лишение права. В отличие от рассмотренных выше стадий лишение права влечет за собой бессрочное прекращение цивилистических или публичных правомочий. Применительно к объективированным цивилистическим правомочиям бывший собственник вещи утрачивает их в полном объеме, т.е. в этом случае он лишен возможностей владения, пользования и распоряжения вещью. Институт лишения права достаточно разработан во всех правовых системах, в демократических государствах его применение в ординарных условиях всегда обусловлено судебным режимом. Таким образом, институт лишения права представляет собой меру властного принуждения, применяемого к нарушителю или к добросовестному субъекту. Гражданин или организация могут быть лишены права собственности на конкретную вещь при ее конфискации, последняя всегда представляет собой материальную санкцию, применяемую по решению суда. Действующим федеральным законодательством предусмотрена гипотетическая возможность административной конфискации (см. п. 2 ст. 243 ГК РФ), однако применение бессудной конфискации невозможно ввиду отсутствия надлежащих правовых предпосылок. Конфискация как правоохранительная санкция применяется при совершении публичного правонарушения — проступка или преступления. Конфискация никогда не может быть цивилистической санкцией. Институт лишения цивилистических правомочий может быть применен к добросовестным гражданам только в неординарных условиях и лишь тогда, когда в силу чрезвычайных условий невозможно применение надлежащих мер защиты имущественных прав. Реквизиция представляет собой меру административного принуждения, применяемую в целях обеспечения публичных потребностей. Правовые последствия реквизиции имущества регламентированы в различных правовых системах; в демократических государствах предусмотрены процедуры восстановления имущественных прав лица или минимизации причиненного ему ущерба в случае прекращения действия чрезвычайных обстоятельств. Таким образом, правовой предпосылкой реквизиции всегда является введение особого публичного режима (военного, чрезвычайного положения или иного). Во всяком случае, применение реквизиции всегда сопряжено с частичной компенсацией ущерба, причиненного добросовестному лицу вследствие изъятия у него имущества в целях обеспечения публичных потребностей, при этом компенсационные выплаты только минимизируют ущерб.

Рассмотренные выше публичные методы лишения имущественных прав применяются как в отношении движимых вещей, так и в отношении объектов недвижимости[939], при этом конфискация и реквизиция всегда применяются в отношении материализованного имущественного объекта, независимо от его публичного или коммерческого предназначения. При совершении цивилистических деликтов нарушитель может быть ограничен в отдельных имущественных правомочиях, обусловленных реализацией субъективного права.

Институт лишения субъективного правомочия применяется также при совершении экономических правонарушений, установленных публичным законодательством. Аннулирование (отзыв) лицензии представляет собой публичную санкцию, применяемую к субъектам предпринимательства (индивидуальным и корпоративным) при совершении проступков или преступлений[940]. Аннулирование лицензии является административной санкцией только в тех случаях, когда она применяется непосредственно органом исполнительной власти или иным публичным органом, однако во всяком случае применение этой санкции влечет за собой бессрочное лишение конкретного экономического правомочия, подтвержденного лицензией как правоустанавливающим документом.

Лишение субъективного правомочия может быть обусловлено деликтом и является следствием применения цивилистической санкции в виде судебной ликвидации юридического лица (см. абз. 3 п. 2 ст. 61 ГК РФ). Организация может быть ликвидирована вследствие публичного деяния, предпосылкой судебной ликвидации в этих случаях является совершение проступка или преступления.

Публичные предпосылки прекращения права

Полное прекращение права представляет собой редкое явление в публичной регламентации. Лицо, правомочия которого прекращены, не может воссоздать свой прежний цивилистический или публичный статус, поскольку прекращение правомочий влечет за собой утрату субъективных качеств потенциального участника правоотношения. В отличие от рассмотренных выше случаев правоограничений, полное прекращение права влечет за собой физическое прекращение экзистенции. Применительно к конституционным правам и свободам полное прекращение права возможно только применительно к праву на жизнь, последнее невозможно рассматривать в контексте правоограничений, поскольку оно является неотъемлемым объективным правом любого одухотворенного существа. Право на жизнь может быть прекращено по обстоятельствам, не зависящим от воли субъекта, при исполнении публичных обязанностей военной или правоохранительной службы. Прекращение этого права может быть обусловлено чрезвычайными обстоятельствами, предвидеть которые невозможно, к ним относятся преступления, аварии, стихийные бедствия. Единственным способом осознанного прекращения права на жизнь является суицидальный акт, в отличие от рассмотренных выше случаев суицид всегда обусловлен осознанным волевым действием.

Право на свободу, так же как и право на жизнь, может быть прекращено при применении соответствующего уголовного наказания, однако пожизненное лишение свободы в отличие от смертной казни не влечет за собой прекращение экзистенции, в соответствии с законодательством некоторых демократических государств пожизненное лишение свободы не представляет собой бессрочного наказания, преступник при известных условиях вправе рассчитывать на отмену этого наказания после отбытия определенного срока, и в этом смысле пожизненное лишение свободы нельзя рассматривать в качестве безусловного прекращения естественного права, присущего человеку в момент рождения, напротив, применение этого наказания обусловлено субъективными и объективными факторами, к последним относится регламентация применения этого наказания в национальной правовой системе. Относительность правоограничений при пожизненном лишении свободы обусловлена не только наличием публичных процедур в законодательстве демократического государства, применение которых влечет за собой прекращение исполнения наказания, соответствующие публичные процедуры предусмотрены международным правом и неоднократно применялись в международном уголовном судопроизводстве[941].

Отечественное законодательство рассматривает право на жизнь исключительно в контексте потенциального правоограничения, и прежде всего потому, что Конституция РФ не предусматривает плюрализма форм временного прекращения правомочия и соответственно не предусматривает их дифференциации от бессрочного прекращения права (см. ч. 1 ст. 20, ч. 3 ст. 55 и ч. 3 ст. 56 Конституции). Наличие такого несоответствия обусловлено не только субъективными факторами — к ним относятся прежде всего квалификационные качества разработчиков Конституции — лакуны в правовой регламентации обусловлены и объективными причинами, а именно явной недооценкой демократических процедур как в законодательстве, так и в особенности — в реализации права.

22.3. Лицензирование

Лицензирование относится к одним из основных методов публичной регламентации, устанавливающих дополнительные обязанности субъектов предпринимательства во взаимоотношениях с органами исполнительной власти и тем самым ограничивающих их права в сфере экономической деятельности, установленные ч. 1 ст. 34 Конституции РФ. Подобные ограничения легитимны только при наличии надлежащих правовых предпосылок, установленных ч. 3 ст. 55 Конституции РФ. По смыслу других конституционных предписаний, в частности в силу ч. 3 ст. 56, ограничения прав граждан в сфере предпринимательства допускается только при осуществлении неправомерной экономической деятельности. Индивидуальный предприниматель или коммерческая организация действуют нелегитимно в тех случаях, когда не исполняют требования и условия, установленные федеральным законом, либо пытаются минимизировать бремя определенных им ограничений или запретов.

Дополнительные обязанности субъектов предпринимательства установлены не только законодательством о лицензировании, в частности Федеральным законом от 4 мая 2011 г. № 99-ФЗ
«О лицензировании отдельных видов деятельности» (далее также — базовый Федеральный закон), но и иными публичными предписаниями: таможенным, налоговым, антимонопольным и иным законодательством.

Понятие «лицензируемый вид деятельности» рассматривается различно в зависимости от целей правовой регламентации. Большинство лицензируемых видов деятельности, установленных базовым Федеральным законом, предусматривает осуществление соответствующих работ[942]; в других случаях лицензируемые виды деятельности включают в себя оказание конкретных услуг потребителям (например, осуществление торговой деятельности, экспонирование и коллекционирование оружия, деятельность, связанная с трудоустройством граждан Российской Федерации за пределами России, и др.). Иногда лицензируемые виды деятельности представляют собой совокупность услуг (медицинская деятельность) либо услуг и работ (деятельность по организации и проведению азартных игр и пари, космическая деятельность), причем, в отличие от вышеуказанных случаев, перечень работ и услуг, осуществляемых в соответствии с лицензируемым видом деятельности, не определен базовым Федеральным законом и устанавливается соответствующим положением о лицензировании.

Юридические предпосылки лицензирования

Лицензирование отдельных видов деятельности может быть установлено федеральным законом только при наличии надлежащих правовых предпосылок.

 К публичным предпосылкам лицензирования относится соблюдение общегосударственных интересов в сферах государственной, общественной, экономической, информационной безопасности или в сфере обороны[943]. В этих целях федеральными законами установлен особый правовой режим регулирования внешнеэкономических сделок с оружием, определены защитные антидемпинговые меры при импорте товаров, введены специальные меры таможенного контроля, предпринимаются иные действия для обеспечения публичных нужд и интересов. Особый порядок публичного санкционирования, предусматривающий лицензирование отдельных видов работ и предоставления услуг, установлен в сфере аккумуляции, аналитической обработки и распространения сведений, относимых к государственной тайне, а также в области использования атомной энергии. Лицензирование отдельных видов деятельности вводится также в целях защиты законных прав и интересов граждан и негосударственных организаций.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.