Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

ПОДГОТОВКА И ЧТЕНИЕ ЛЕКЦИЙ





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

^0 января 1841 г. в селе Вознесенском Пен­зенской губернии в семье священника родился маль­чик. В детстве его что-то напугало и он страшно заикался. Из-за этого его хотели исключить из ду­ховной семинарии, но он преодолел себя. После се­минарии он поступил на историко-филологический факультет Московского университета и, успешно окончив его, преподавал затем историю в Алексан­дровском военном училище, Московской духовной академии, на высших женских курсах, а с 1879 г. читал общий курс истории России с древнейших времен до XIX в. в Московском университете. Это был В. О. Ключевский (1841-1911).

Бывший скромный заикающийся мальчик стал крупным историком, академиком истории русских древностей, почетным академиком по разряду изящ­ной словесности /9, с. 331, 332/. По воспоминани­ям академика М. В. Нечкиной, Василий Осипович Ключевский стал прекрасным, блестящим и остро­умным лектором. Его имя пользовалось широкой популярностью среди интеллигенции и студенчества. Аудитории были переполнены, когда лекции читал В. О. Ключевский. Если он говорил об Иване Гроз­ном, то зал замирал, казалось, что Иван Грозный

стоит за дверью и вот-вот войдет. Человек неорди­нарного мышления, Ключевский в своих лекциях доходчиво отражает и аккумулирует своеобразие эпохи. И никакого заикания. Чрезвычайно воле­вой и трудолюбивый, он много работал. «Кто не рабо­тает по 16 часов в день, тот не достоин жизни», — это слова Василия Осиповича Ключевского. И он же: «Самое трудное и самое важное в преподава­нии — заставить себя слушать, поймать юноше­ское внимание» /181/. Практика показывает, что если лекции интересны для студентов, они хорошо их посещают, внимательно слушают и усваивают предмет.

Рассмотрим, что же такое лекция, как ее гото­вить и как овладеть лекторским мастерством.

Выражение «читать лекцию» уходит своими кор­нями в средневековье, когда не было учебников, и лекция была для студентов единственным источни­ком получения необходимых знаний. Лектор (от лат. lector — «чтец») стоял за кафедрой и быстро или медленно читал написанное им.

В 1355 г. в Парижском университете на факуль­тете искусств было принято постановление испро­бовать два вида лекций:

1) быстрый, т. е. читать так, что «ум может вос­принять, но рука не успевает записать»;

2) медленный, при котором слушатель может все записать.

При сравнительном анализе первый метод был признан лучшим, поскольку у слушающего обра­зуются понятия, способствующие запоминанию ус­лышанного.

Естественно, со временем лекция как способ пе­редачи информации, обилия фактического матери­ала уступила свои позиции книге, учебнику, изме-

нив тем самым свои функции. Будучи по своей при­роде монологом, по содержанию и структуре она не является неким застывшим образованием, ибо лек­тор чутко реагирует на социальные преобразования, отражает и аккумулирует своеобразие эпохи, пере­страивается вместе с ней. Сегодня лекция — это не пересказ учебника, а «оригинальное исследование, самостоятельный анализ и синтез, осмысление того, что увидел своими глазами, постиг своим умом. Все чаще это новый взгляд на вещи, высказанный не­обязательно дожидаясь установок сверху и утверж­денных формулировок» /182, с. 42/. Из монолога «она все больше становится формой совместного думания вслух лектора и учащихся. Она призвана пробуждать у последних вкус к знанию, к сопри­косновению с реальностью. Лекция должна иници­ировать вопросы и желание найти ответы на них — в книгах, беседах с компетентными людьми (в том числе с преподавателями), в наблюдениях, разду­мьях, в экспериментах, наконец; она должна раз­вивать пытливость, учить отыскивать нужную ин­формацию и оперировать ею» /183, с. 34/.

Суть лекции хорошо выразил великий русский ученый П. А. Флоренский: «Существо лекции — непосредственная научная жизнь, совместное со слушателями размышление о предметах науки, а не изнесение из запасов кабинетной учености гото­вых, отлившихся в стереотипную форму выводов. Лекция — это посвящение слушателей в процесс научной работы, приобщение их к научному твор­честву, род наглядного и даже экспериментального научения методам работы, а не только передача «истин» науки в ее «настоящем» положении... Лек­ция... должна не научить тому или другому кругу фактов, обобщений или теорий, а приучить к рабо-

те создавать вкус к научности, давать «затравку», дрожжи интеллектуальной деятельности» /183, с. 34/.

«Учебник не заменяет лекцию. Но и она не заме­няет учебник. За ограниченное время, отводимое для лекций, невозможно прочитать большой курс. А дефицит времени для преподавания будет стано­виться все больше. Ведь объем информации по каж­дой науке лавинообразно растет.

Выход видится в том, что в лекциях не должен полностью излагаться весь курс, подлежащий изу­чению. Это функция книги учебника. На лекции же должны выноситься избранные главы. Из­бирать их должен сам лектор. И эти главы надо подать так, чтобы из услышанного на лекции сту­денты могли сделать выводы и для непрочитанного, чтобы могли перенести их на другие разделы науки, экстраполировать опыт лектора» /183, с. 35, 36/.

Все сказанное не значит, что не должно быть лек­ций-монологов. Всему есть свое место. Лекция-монолог имеет право на существование, если лек­тор читает обзорную лекцию, охватывающую боль­шой исторический период и обширный фактиче­ский материал, собранный из многообразных лите­ратурных источников, сокращая студентам время на их поиски и изучение. Она может содержать оби­лие фактов, и это будет уместно, если лекция чита­ется по совершенно новому курсу, по которому еще нет учебников. Однако надо помнить, что монолог — это типичная форма авторитарного управления познавательной деятельностью студентов. Гораздо демократичнее диалог, который свойствен реально­му обмену информацией, субъектно-субъектным отношениям, когда мнение не декларируется, а вы­рабатывается коллективно, чаще всего в открытой

дискуссии, во взаимопроверке различных точек зре­ния. «Учебная лекция — одна из основных форм учебного процесса ... в вузе» /5, с. 285/. В вузах бывшего СССР на лекции отводилось «50—60%. учеб­ного времени по гуманитарным специальностям, 40-50 % — по техническим и сельскохозяйствен­ным специальностям» /5, с. 285/. Несмотря на по­пытки сократить объем лекций, чтобы выделить больше часов на самостоятельную работу студентов, в новых учебных планах количество лекций состав­ляет 50—53% учебного времени, т. е. число лекци­онных часов не сократилось, а в ряде случаев уве­личилось.

Однако требования к лекции остались прежни­ми: научность, доступность, единство формы и со­держания, эмоциональность изложения. Исчезло, правда, требование идеологической направленнос­ти, бывшее обязательным в советское время. Ос­новные требования к лекциям, изложенные в «Ин­структивном письме 5» Министерства высшего и среднего специального образования СССР /184/, не потеряли своего значения и в наше время.

Лекция должна быть органически связана с дру­гими видами учебных занятий: семинарами, лабо­раторными работами, учебной и производственной практикой, самостоятельной работой студентов. «Учебная лекция должна отражать актуальные про­блемы современного производства, науки, культу­ры и перспективы их развития. Необходимо соблю­дать логическую последовательность в изучении тем и разделов, обеспечить эффективную взаимосвязь с другими видами учебных занятий и особенно с са­мостоятельной работой студентов» /184/.

«Научное содержание лекционных курсов долж­но отражать основополагающие вопросы соответ-

ствующей области знаний, раскрывать современные научные концепции, понятия и идеи, а также пер­спективы дальнейшего развития научно-практичес­кой области» /184/.

«Методическая концепция лекционного курса должна органически вытекать из содержания изу­чаемой научной дисциплины, лекции как ведущей форме обучения свойственен в качестве главного метод логически стройного устного изложения, спо­собствующий точному и глубокому освещению ос­новных положений данной науки в соответствии с их взаимной связью.

Выполнение лекционным курсом своих учебно-воспитательных задач должно достигаться его ди­дактически обоснованным построением. С этой це­лью в структуре курса особо выделяются вводная и заключительная лекции (вспомните «теорию ряда» — запоминается лучше начало и конец), требующие тщательной методической проработки» /184/.

«Вводная лекция должна давать представление о содержании всего курса, его взаимосвязях с дру­гими дисциплинами, раскрывать структуру и ло­гику развития конкретной области науки, техники или культуры.

Методическое решение вводной лекции должно быть направлено на развитие у студентов интереса к предмету, создание у них целостного представле­ния о дисциплине, способствующего ее творческо­му усвоению» /184/.

«В заключительной лекции необходимо подыто­жить изученный материал по данной дисциплине в целом, выделив узловые вопросы курса и сосредо­точив внимание на практическом значении полу­ченных знаний в дальнейшем обучении студентов и их будущей профессиональной деятельности.

Специальной дидактической задачей заключи­тельной лекции выступает стимулирование интере­са студентов к более глубокому дальнейшему изу­чению соответствующей дисциплины, указание пу­тей и методов самостоятельной работы в данной области» /184/.

Как и всему лекционному курсу, каждой лек­ции должны быть присущи тематическая завершен­ность, целостность и логическая стройность за счет четкого деления на разделы, вступительную и за­ключительную части. Вступительная часть лекции должна логически и психологически подготовить студентов к восприятию основного учебного мате­риала. Поэтому следует с особой тщательностью про­думать вступление. Бывает, что и главная часть лекции готова, а лектор все еще прикидывает, с чего начать. И не случайно вступление — не только и не столько введение в тему, сколько средство ус­тановления контакта с людьми, возбуждения интереса, завоевания внимания.

В наш век, перенасыщенный информацией, лек­тор так или иначе вступает в соревнование с други­ми источниками сведений, находящимися в распо­ряжении аудитории. А если к тому же студенты явились по обязанности, что предусмотрено уста­вом вуза, то здесь может выручить только мастер­ство, умение с первых слов «сломать лед», зажечь аудиторию. Характер, способ, тональность «зачи­на» зависят от обстановки и аудитории, однако во всех случаях следует избегать трафаретных фраз и выражений, первые слова должны быть простыми, доступными и интересными, должны задеть вни­мание.

Существует множество приемов привлечь внима­ние, о них уже говорилось в разд. 8. Однако нахож-

дение этих приемов — задача творческая. «Нужно, чтобы первые фразы интересовали, приглашали аудиторию к исследованию жизненных фактов, производственных проблем, к рассуждению вместе с лектором над этими проблемами» /185/.

«Обычно хорошо действует обращение к событи­ям, времени, месту. Удачным «зачином» лекции служит ссылка на известные источники информа­ции — центральные или местные газеты, телевиде­ние, радиовещание» /185/. Почти наверняка ожив­ленный обмен мнениями вызовет упоминание лек­тором злободневного материала из жизни учебной группы, института, факультета, ссылка на статью в институтской газете. Эффективным средством ус­тановления психологического контакта со слуша­телями может служить обращение к собственным мыслям и переживаниям. Ведь в лекторе слушате­ли видят сегодня не только источник информации, а оригинальную личность с самостоятельными суж­дениями относительно тех или иных событий. Ко­нечно, в арсенале любого опытного лектора всегда припасены «свои» способы и методы завоевания внимания. Хотелось бы заметить, что даже самые лучшие методы и приемы не принесут успеха и по­кажутся искусственными, если они не будут увяза­ны с темой и замыслом выступления или лекции. Итак, возможное начало лекции:

1) краткий экскурс в историю с использованием мифов, случаев действительности, т.е. обращение к событиям, времени, месту;

2) краткое повторение материала прошлой лекции;

3) постановка вопроса, чтобы студенты задума­лись, что произойдет, если... почему... как... и т.п.;

4) устный или письменный экспресс-контроль (10—15 мин, не более).

В искусстве живого слова наступила новая пора. Оно становится по-настоящему живым, освобожда­ясь от шелухи начетничества и формализма, уны­лого штампа и перестраховки. Конечно, в этом слу­чае требуется больше предварительной работы: го­раздо легче и «спокойнее» изложить общеизвест­ные истины, а затем применить их к объяснению тех или иных явлений, чем разработать систему вопросов, которые приведут аудиторию к нужному выводу. Вовлечь слушателей в процесс поиска ис­тины вместе с лектором можно с первых слов, по­ставив вопрос, на который они не сразу могут отве­тить. «Полезно или вредно трение?» — спрашивает студентов замечательный лектор профессор А.П.Минаков. Многие, не задумываясь, отвечали: «Конеч­но, вредно!» «Но ведь, если бы не было трения, мы не могли бы ходить по земле (вы помните, как скользят ноги по льду)»... Далее лектор продолжа­ет вслух размышлять над проблемой, приводит раз­ные точки зрения, демонстрирует возможные пути и способы решения. Повернуть факты острейшей стороной, показать их противоречивость, вовлечь в ^обсуждение слушателей, вынудив их следовать за логикой изложения — такова общая схема проблем­ного изложения. Оно является основой активиза­ции мышления студентов, их познавательной дея­тельности /186/.

Вся вступительная часть лекции должна длить­ся не более 4—5 мин.

Главная часть лекции самая пространная и са­мая ответственная. Здесь логика изложения явля­ется той силой, которая ведет за собой аудиторию. «Каждый замечал: чем логичнее речь, стройнее логика доказательства, тем лучше доходит до со­знания содержание, сильнее убеждающее воздей-

ствие слова лектора. И это вполне справедливо: за­коны логики отражают объективную истину, мно­говековую человеческую практику. Следовательно, тот, кто логично мыслит, придет к объективно пра­вильным выводам. И наоборот, нарушение правил логики ведет к ошибочным заключениям» /185/.

Откуда у людей способность отличать логичное от нелогичного, если порой некоторые и учебника логики в руках не держали? «Очевидно, это особое свойство нашего сознания. Когда человек в процес­се обучения и воспитания вырабатывает замечатель­ную способность говорить и мыслить, в его созна­нии одновременно формируются некие логические модели, создается определенный логический на­строй. Если логика речи соответствует этим моде­лям, звучит с ними в лад, мы соглашаемся с лекто­ром, признаем справедливость его суждений и вы­водов. Мы испытываем ощущение открытия, чув­ство восхищения, когда в кажущемся хаосе собы­тий, явлений лектору удается вскрыть логические взаимосвязи, доказать определенную систему. Ведь в нашем сознании, как и во всем организме за­программировано стремление к системности» /185/.

Наоборот, бессистемность, сбивчивость в изложе­нии вызывают негативную эмоцию, досаду, резко снижают авторитет говорящего. Аудитория может простить лектору оговорку, неправильное ударение в слове, но никогда не простит нелогичности, бес­связности суждений. Вот почему важно каждому лектору воспитывать у себя логическую культуру, т.е. способность логически правильно мыслить и излагать материал.

Не всегда мы отдаем себе отчет в том, что логика нашего рассуждения, «логика для себя» может от­личаться от логики нашей речи, т.е. «логики для

аудитории». Между тем это различие достаточно существенно. Легко заметить, что цель рассужде­ния не совпадает с целевой установкой лекции для студентов «для себя». Цель рассуждения — поиск новой истины, выведение одних знаний из других. Здесь логика выступает как орудие познания.

Цель лекции — информация, сообщение исти­ны, убеждение людей, побуждение их к определен­ному действию. Здесь логика вместе с языком вы­полняет функцию общения (хотя, естественно, для слушателей восприятие речи есть, по сути дела, про­цесс познания). Лектору всегда известна истина, которую он собирается сообщить, и, уж конечно, он глубоко убежден в справедливости его доказа­тельств. Логика в его арсенале — одно из основных средств, помогающих облегчить понимание и запо­минание того или иного учебного материала, побу­дить студентов к самостоятельной познавательной деятельности.

Обдумывая предстоящую лекцию, подбирая ар­гументацию, лектор ориентируется не на себя, а на своих слушателей, прогнозирует движение их мыс­ли под действием речи. Стройной логикой речи он стремится захватить внимание, слушателей пробу­дить, сформировать их мысль, а затем повести ее к намеченной цели. Таким образом, логика изложе­ния вместе со словом выступает как действенный механизм управления мышлением аудитории. Это достигается четкостью и «линейностью» логичес­кого построения: речь развивается в виде цепочки тезисов и следствий, одно положение вытекает из другого, переход от предыдущей части лекции к последующей обеспечивает переключение внима­ния. Устойчивости внимания способствует опреде­ленная «занимательность в изложении», когда ауди-

тория как бы задается вопросами: «А что дальше?», «Почему?», «Как?». Последующие слова лектора дают ответы на эти вопросы.

В главной части лекции в зависимости от целе­вой установки и состава слушателей могут быть использованы разнообразные методы логического развертывания материала, т. е. в лекционной рабо­те большое значение имеет форма подачи материа­ла. Одна и та же лекция может быть построена по-разному, можно избрать путь дедуктивный (от об­щего к частному) или индуктивный (от частного к общему). При сходном наборе сведений в одном слу­чае лектор прибегает к внушению, т. е. акцентиру­ет однозначные оценочные критерии. В другом слу­чае материал преподносится в дискуссионной фор­ме, предполагающей усвоение информации в резуль­тате самостоятельных умозаключений слушателя. Выбор вариантов определяется особенностями ауди­тории. Так, если среди слушателей преобладают девушки-подростки, лектор учитывает характерную для них высокую внушаемость и относительно низ­кую информированность, поэтому избирает «уста­новочную» форму подачи материала как наиболее оптимальную.

Если аудитория осведомленная, со сложившей­ся системой установок, то наиболее приемлема дискуссионная форма изложения. Выбор формы подачи материала обусловливает стиль поведения лектора. Если он избирает прием внушения, пред­полагающий некритическое усвоение материала, то старается подчеркнуть свою уверенность, стремясь к однозначности оценки положительных и отрица­тельных моментов. На наш взгляд, подобная мето­дика малоэффективна даже для слабо подготовлен­ной аудитории с высокой степенью внушаемости.

А в аудиториях подростков, которым вообще свой­ственны реакции оппозиции и протеста, а также взрослых со сложившейся системой взглядов, осо­бенно необходимо использовать дискуссионный стиль, включающий открытый диалог между лек­тором и слушателем. В этом случае лектор исполь­зует все возможности, чтобы слушатели высказали свое мнение, обнаружили свои оценки и взгляды на предмет лекции, порой провоцируя и «конфлик­тные» ситуации /186/.

Такой подход базируется на использовании из­вестных методов социально-психологического тре­нинга, при этом желательно активное участие лек­тора в формировании аудитории, обеспечивающее относительно одинаковый возрастной и профессио­нальный (а иногда и половой) состав слушателей. Известно, что чем больше и разнообразней аудито­рия, тем сложнее установить с ней доверительный контакт, вызвать на откровенное обсуждение зат­ронутых вопросов, раскрыть свою позицию. Одна­ко надо учитывать существенный выигрыш в эф­фективности воздействия за счет возможности ус­тановления более тесного контакта с аудиторией и, следовательно, более гибкого изложения материала.

^Необходимо остановиться и на традиционных вопросах: какова должна быть продолжительность лекции, сколько следует приводить цифровых дан­ных, какое количество проблемных аспектов сле­дует освещать? Согласно исследованиям активное внимание слушателей и усвоение информации ог­раничивается интервалом 40—45 мин при дискус­сионном характере лекции. В этой связи «академи­ческий» час не случайно равен 45 мин. Женская аудитория в силу повышенного эмоционального вос­приятия материала утомляется быстрее, поэтому

надо заранее предусмотреть возможность разрядки. отдыха (гигиеническую паузу). Количество главных вопросов, рассматриваемых в лекции, должно быть 3—5, это оптимальное число, рекомендуемое для лек­ции. Количество приводимых фактических данных необходимо ограничить 5-7 (видимо, это связано с переходной памятью человека). Цифровые данные не следует концентрировать в одном разделе. Уме­ние определить все это свидетельствует о квалифи­кации лектора.

Заметное место в лекции занимает прием логи­ческого анализа, состоящий в том, что предмет или явление, сущность которого нужно довести до слу­шателей, расчленяется на составные элементы и каждый поясняется в отдельности. После этого вы­деленные в ходе анализа элементы соединяются при помощи синтеза. Логический анализ — замечатель­ный инструмент в арсенале лектора. Однако в лек­ционной практике известны и другие методы логи­ческого изложения: концентрический, ступенчатый, пространственный, исторический, аналогии, альтер­нативы. Не разбирая специально эти методы, — их сущность отражается в самих названиях, следует подчеркнуть, что все они рассчитаны на то, чтобы с учетом особенностей аудитории и конкретных ус­ловий обеспечить наилучшее восприятие материа­ла. Кроме того, их выбор, естественно, определяет­ся опытом лектора.

Заключительная часть лекции не менее важна. Иногда можно наблюдать, как недостаточно опыт­ный лектор, в целом неплохо проведя лекцию, на завершающем этапе теряет контроль над студента­ми. Чувствуя, что лекция подходит к концу, сту­денты отвлекаются, поглядывая на часы, начина­ют переговариваться. Такой скомканный финал

может испортить впечатление даже от хорошей лек­ции, тогда как удачное заключение способно сгла­дить промахи лектора. Последние слова, как пра­вило, несут «сгущенную» информацию, в них итог лекции, выводы из сказанного, руководство к дей­ствию. Логическая концовка помогает закрепить сказанное в сознании, усиливает воспитательное и убеждающее воздействие речи. Вот почему, плани­руя лекцию, лектор должен тщательно продумать завершающую часть, приберечь интересный мате­риал, способный возбудить гаснущий интерес сту­дентов. Ничто так не вредит завершению лекции, как затягивание, превышение времени. Некоторые лекторы по нескольку раз сообщают, что они подо­шли к концу, но не могут остановиться, вызывая ироническое отношение слушателей, что снижает авторитет лектора. Однако нельзя и комкать за­ключение, обрывать его на полуслове. Если лектор замечает, что он не укладывается в отведенное вре­мя, лучше опустить какую-то часть, предшествую­щую концовке за минуту до звонка, чем минутой позже. Кроме того, заключать лекцию всегда надо энергично, на подъеме, увлекая даже уставшую аудиторию.

Из всего изложенного видно, что как весь курс лекций, так и каждая отдельная лекция требует от преподавателя тщательной и серьезной подготовки. Она складывается из следующих этапов:

• Определение темы лекции. Название — лако­ничное, краткое, четкое.

• Выделение главных вопросов.

• Определение объема материала по каждому вопросу (в результате определяется объем всей лекции).

• Отбор и изучение всего литературного матери­ала.

• Подбор наглядного материала, ТСО и дидакти­ческого материала к нему.

• Составление плана лекции.

• Написание полного текста лекции. Многолетняя практика работы в вузе показыва­ет, что у каждого преподавателя своя манера чи­тать лекции, например:

1. Чтение лекций по конспекту — самое большое зло, которое наносит себе сам преподаватель.

2. Написанную лекцию преподаватель заучивает и терпит фиаско.

3. Выступление экспромтом, без предваритель­ной подготовки, что рискованно и скорее допусти­мо на званном обеде и т.п.

4. Человек готовит только тезисы, произносит почти экспромтом. Это хорошо для приветствий, но не для лекции.

5. Хороший лектор всегда готовит обширную, полную лекцию, а читает по тезисам, имеет план лекции.

Создание плана — это ответственный творческий акт. Как без чертежа нельзя построить хороший дом, так без плана нельзя подготовить хорошую яркую лекцию. В этом смысле план не просто фиксация логического замысла, а руководство к действию, своеобразная партитура будущей лекции.

Иногда лектору приходится импровизировать (если лекция — проблемное изложение, например). Однако импровизация заключается вовсе не в спо­собности говорить о чем угодно, без всякого смыс­ла. Наоборот, импровизация — это умение быстро, «на ходу» составить мысленный план краткого от­ступления по хорошо известному предмету и вы-

брать подходящую форму выражения. Подготовка в этом случае реализуется в форме крайне сверну­того внутреннего проговаривания. Всегда, без ис­ключения залогом успешной импровизации явля­ются глубокие знания и опыт. Составляя план, сле­дует избегать излишней дробности, детализации^ Слишком большое количество разделов делает план труднообозримым.

Как видим, чтение лекций отражает степень вла­дения искусством лектора, которое складывается из следующего:

• риторики, т. е. искусства устной речи, умения убеждать людей;

• техники речи: язык, дикция, голос, дыхание;

• выразительности и культуры речи: интонации, паузы, логические акценты, мелодия речи;

• соблюдения языковых норм;

• использования вспомогательных (эктосемантических) средств: жесты, мимика и т.п.;

• темпа лекций: на старших курсах 50—60 слов в минуту, на младших — меньше /186/.

В наше время лекторское мастерство — это не только умение собрать и подготовить материал для выступления. Теперь от лектора ждут большего. Сту­денты хотят видеть в нем не «вещателя», информа­тора или комментатора апробированных знаний, а подлинного хозяина духовного производства, ори­гинального и умного собеседника, настоящего уче­ного, умеющего доходчиво излагать известные ис­тины, находить новое и прогнозировать развитие науки.

11.

САМОСТОЯТЕЛЬНАЯ РАБОТА СТУДЕНТОВ

Роль самостоятельной работы студентов (СРС) в их познавательной деятельности чрезвычайно ве­лика. Поэтому ей не случайно уделяли внимание преподаватели вузов как до перестройки высшей школы /187,188 и многие другие/, в период пере­стройки /189-192 и др./, так и после нее /193-195 и др./.

Лейтмотивом всех статей и монографий о СРС является воспитание сознательного отношения са­мих студентов к овладению теоретическими и прак­тическими знаниями, привитие им привычки к напряженному интеллектуальному труду. Это счи­тается одной из важнейших задач образования. Однако важно, чтобы студенты не просто приобре­тали знания, но и овладевали способами их добы­вания, т. е. необходимо научить студентов учиться, что часто бывает важнее, чем вооружить их конк­ретными определенными знаниями.

Самостоятельная работа студентов отличается от других видов работы тем, что студент сам ставит себе цель, для достижения которой выбирает зада­ние и вид работы. «Самостоятельная работа прежде всего завершает задачи всех других видов учебной

работы. Никакие знания, не ставшие объектом соб­ственной деятельности, не могут считаться подлин­ным достоянием человека» /196, с. 129/. Основные навыки и умения самостоятельной работы должны сформироваться в средней школе. Однако, как по­казывает практика, этого чаще всего не происходит. Попадая в новые условия обучения после школы, многие студенты не сразу адаптируются к ним, теряются, не владея приемами самостоятельной ра­боты. Так, например, до 70% студентов 1-го курса не умеют систематизировать материал для его луч­шего понимания. Вот почему одной из основных задач преподавателя высшего и среднего специаль­ного учебного заведения является помощь студен­там в организации их самостоятельной работы.

Как вы знаете, в период перестройки высшей школы были выбраны следующие пути: професси­онализация, компьютеризация, гуманитаризация, индивидуализация обучения и увеличение роли СРС. Был взят курс на некоторое сокращение в вузе лекций и увеличение часов на СРС. В учеб­ные планы были внесены часы на СРС под конт­ролем преподавателя, так называемая контроли­руемая самостоятельная работа (КСР). (Не совсем удачное название, ибо вся СРС должна контроли­роваться преподавателем, однако сохраним его, ибо в ряде новых учебных планов такой вид СРС есть.)

Почему это сделано? Не в последнюю очередь потому, что лекция обеспечивает лишь 1-й уровень умственной деятельности, узнавание, и 1-й уровень знаний, знания-знакомства, а СРС гарантирует как минимум 2-й уровень умственной деятельности, воспроизведение, и 2-й уровень знаний, знания-копии. Перед преподавателями ставилась задача

использовать часы КСР для обучения студентов самостоятельной работе, для чего необходимо в пер­вую очередь развить мотив их самостоятельной де­ятельности, чтобы СРС появилась не под влиянием давления, а в результате их внутреннего побужде­ния. Внутренний мотив, как мы знаем, рождается, если у человека вызван интерес или потребность в чем-либо.

В часы КСР преподаватель направляет студента в нужное русло, т. е. создает такие условия, при которых студент знает, какие знания и зачем ему нужны, как их можно приобрести, чтобы активным и самостоятельным трудом, избирая по совету пре­подавателя более короткий и эффективный путь, студент добивался своей цели.

Педагогическая ценность КСР заключается в обес­печении активной познавательной деятельности каждого студента, ее максимальной индивидуали­зации с учетом психофизиологических особеннос­тей и академической успеваемости студентов, пре­следуя при этом (и это главное) цель: максимально содействовать развитию индивидуальности. При планировании и организации КСР рекомендуется выносить только тот материал, в котором студент имеет знания не ниже коэффициента 0,7, т. е. «удов­летворительно».

Задачи КСР:

• совершенствование умений и навыков, в том

числе исследовательских;

• обобщение и повторение пройденного мате­риала;

• применение подученных знании, их пополне­ние и расширение.

Часы КСР не рекомендуется использовать в целях:

• контроля и оценки знаний и умений, приобре­тенных в процессе самостоятельной работы;

• проведения контрольных работ;

• традиционных практических занятий;

• приема задолженностей;

• факультативных лекций;

• самостоятельной проработки нового вузовско­го учебного материала.

При организации КСР можно пользоваться все­ми общедидактическими методами:

• объяснительно-иллюстративным для экономии времени студента, чтобы не заставлять его читать обширную литературу в поисках какого-то пра­вила;

• репродуктивным для формирования моноло­гического высказывания;

• частично-поисковым для развития самостоя­тельности, активности и т.п.;

• проблемным изложением для развития мыш­ления;

• исследовательским для формирования творче­ской деятельности.

Роль преподавателя при КСР сводится к тому. чтобы:

• подобрать студентам индивидуальные задания для выбора;

• обеспечить всех необходимой литературой (спра­вочной и т.д.);

• подсказать более рациональный путь при вы­полнении заданий;

• дать консультацию отдельному студенту или группе студентов, т. е. сочетать индивидуальную и коллективную работу, не забывая о полезности пар­ной работы студентов. Консультацию может дать и один студент другому под контролем преподавателя.

В часы КСР может проводиться работа и по СРС, например, по курсовым проектам. Приведу пример. Из-за обилия графических работ на строительном факультете очень многие студенты не успевали вов­ремя сдавать курсовые проекты. Но стоило препо­давателю организовать в общежитии кабинет про­ектирования и проводить там КСР, как были дос­тигнуты удивившие всех положительные результа­ты. Что произошло? Преподаватель собрал в каби­нет всю необходимую им справочно-нормативную литературу, которой, как правило, бывает недоста­точно, проводил консультации по курсовым проек­там, побуждая студентов размышлять, анализиро­вать, обобщать, консультировать друг друга, выпол­нять расчеты и чертежи под своим контролем, т. е. работать самостоятельно, но при сотрудничестве с преподавателем. В результате все студенты вовре­мя и с хорошим качеством выполнили курсовые проекты, научились пользоваться современной справочно-нормативной документацией, у них повысил­ся интерес к своей специальности. Все это явилось результатом не авторитарной педагогики, а педаго­гики сотрудничества, частью которой была КСР.

Чрезвычайно полезно использовать в часы КСР программированные материалы и компьютерные обучающие программы. Наблюдения показывают, что помимо индивидуализации они, как правило,

повышают интерес к предмету и обеспечивают бо­лее прочные и глубокие знания, помогают учиться без троек. В часы КСР срабатывает момент соревно­вания, состязания, что активизирует и дисципли­нирует студентов.

К сожалению, есть преподаватели, основная за­бота которых — только дисциплина и успеваемость, причем в дисциплине они видят средство воспита­ния, а не его результат. Приказывая, понуждая, наказывая, поощряя, подавляют личность студен­та, его инициативу, стремление, волю, добиваясь покорности, а вместе с тем лишь внешнего благопо­лучия, забывая, что развитие личности без подав­ления воли, без принуждения и конкретных нака­заний — это и есть педагогика сотрудничества, которую полезно использовать во всех видах взаи­модействия преподавателя со студентами, в том числе и в КСР.

Как известно, в ряде учебных планов специаль­ностей часы на КСР не предусматриваются, однако фактически осуществляется каждым преподавате­лем, ибо его сверхзадачей является научить сту­дентов способам самостоятельной работы. Вот поче­му каждый преподаватель должен четко различать задачи КСР и СРС.

Естественно, степень самостоятельности студен­тов увеличивается по мере овладения знаниями и методами СРС. Человек сам и только сам должен прожить и пережить свой процесс становления, ибо в виде набора знаний опыт не передается. Только СРС прививает вкус к самообразованию. При этом важно помнить, что СРС бывает как внеаудиторной, так и аудиторной. Обычно под внеаудиторной преподаватели понимают домашнюю СРС, забывая, что она может быть выполнена только в читальном

зале. Аудиторная СРС может выполняться на лек­циях (10—15 мин), на практических и лаборатор­ных занятиях. Задачи каждого вида СРС будут со­ответственно разными, но в целом преподаватель должен заранее выстроить систему СРС, учитывая все ее виды, цели, отбирая учебную информацию и средства педагогической коммуникации (учебники, пособия, ТСО, компьютерные программы и т.п.), продумывая роль студента в СРС и свое участие в формировании необходимых студенту знаний, навыков и умения самостоятельно работать.

Целенаправленное развитие СРС может иметь 6 уровней деятельности студентов:

1-й уровень — подготовительный, ознакомитель­ный. Студент знакомится с приемами самостоятель­ной работы.

2-й уровень — репродуктивный. Студент репро­дуцирует, т. е. воспроизводит то, что ему уже зна­комо или то, с чем он познакомился сам.

3-й уровень — учебно-поисковый или частично поисковый. Студент выполняет частичный самосто­ятельный поиск данных, сведений и т.п. для реше­ния или выполнения определенного задания.

4-й уровень — экспериментально-поисковый. Студент самостоятельно проводит эксперимент.

5-й уровень — теоретико-экспериментальный. Студент обобщает экспериментальные данные само­стоятельно или с помощью преподавателя, делает доклад по результатам эксперимента.

6-й уровень — теоретико-практический. Студент на основе проведенных исследований готовит кур­совую или дипломную работу.

Важно продумать и разнообразные виды заданий, способствующих формированию необходимых буду­щему инженеру навыков и умений. Так, например,

при работе с текстом можно дать задание не просто прочитать и пересказать его. а разнообразить зада­ния: выделить главные мысли; что-то обосновать, сообщить, описать, охарактеризовать, определить. обсудить, объяснить, расчленить, прокомментиро­вать, законспектировать, выписать, сравнить; со­ставить план, тезисы, конспект; сделать вывод. Как видите, есть много разных видов работы с текстом, и все эти виды работы развивают соответствующие умения, повышают внимание студентов, их актив­ность; развивают мышление.

Разнообразие СРС возможно и при изучении тех­нических дисциплин, главное тщательно взвесить, продумать, с какой целью давать то или другое задание.

Не менее важно, чтобы каждый преподаватель четко знал нормы времени, необходимые студентам на выполнение того или иного задания. В соответ­ствии с Государственным образовательным стандар­том рабочая неделя студентов составляет 54 ч, из них 27 ч аудиторной работы и 27 ч СРС. Фактиче­ски же аудиторная работа студентов, как правило, составляет большее количество часов за счет факультативных занятий и элективных курсов. Все это следует учитывать.

Существуют примерные нормы СРС на выполне­ние курсовых работ, рефератов и домашних зада­ний, предусмотренных учебным планом специаль­ностей. Они вытекают из расчета учебной нагрузки для преподавателя. Преподавателю планируется 3—4 ч для работы со студентом по курсовому проек­ту, на курсовую работу отводится 2—3 ч (в зависи­мости от сложности проекта или работы), на рефе­рат 1 ч, на проверку домашней работы 0,5 ч. Сту­денту же планируется на 1 ч нагрузки преподава-

теля 12 ч самостоятельной работы, т. е. если на про­верку курсового проекта преподавателю выделяет­ся 4 ч, то студенту планируется 36 ч самостоятель­ной работы, если на проверку реферата преподава­телю отводится 1 ч, то студенту на его выполне­ние — 12 ч. На проверку одного домашнего зада­ния планируется преподавателю 0,5 ч, а студенту на его выполнение б ч.

Умелая организация СРС и КСР с соблюдением нормативов времени служит хорошей подготовке студентов к самообразованию, формированию твор­ческой личности. Главное, чтобы СРС была непре­рывной, многогранной, индивидуальной, чтобы сту­дент имел право выбора и возможность выполнять ее на компьютере. Студент должен осознать целесо­образность своей самостоятельной работы, тогда она становится активной и эффективной.

12.

РАЗВИТИЕ ТВОРЧЕСТВА СТУДЕНТОВ

Над проблемой творчества задумывались мно­гие выдающиеся умы как в древние века и средне­вековье, так и в новое время. Творчество исследо­валось психологами /197—202 и др./, философами /203. с 330-332/ и педагогами /204-214, 222 и др./. Многое известно о творчестве, тем не менее еще тем­ны и непознаны его законы. Не случайно в таких работах, как «Содержание образования» /19/, "Ос-новы педагогики и психологии высшей школы» /196/ и «Основы педагогического мастерства» /215/ ничего не говорится о развитии творчества студен­тов. Правда, творчеству преподавателя или учите­ля в них не посвящаются отдельные разделы, как, например, у Ю. К. Бабанского /151, с. 369-378/ и В. В. Краевского /28, с. 297-318/.

Что же касается развития творчества студентов, то интересной и полезной представляется обзорная информация О. Г. Богдановой и др. /209/ о зару­бежном опыте в этой области. К сожалению, нет обобщенной работы о развитии творчества студен­тов в вузах России, однако обилие литературы и статей преподавателей вузов по этой проблеме позволяет получить определенное впечатление о состоянии дел в данной сфере.

Прежде всего, что понимать под творчеством? По определению, приведенному в энциклопедии, это деятельность, порождающая нечто качественно но­вое, никогда ранее не бывшее» /203, с. ЗЗО/. Риск­ну высказать мысль, что это не совсем полное опре­деление, ибо не всему новому можно дать определе­ние творческого. В преломлении к познавательной деятельности студентов для творчества, по всей вероятности, характерна не только новизна, но и полезность.

«Завершенная концепция творчества в XVIII в. создается И. Кантом, который специально анали­зирует творческую деятельность в учении о продук­тивной способности воображения и делает вывод о том, что творчество лежит в самой основе позна­ния» /203, с.ЗЗО/. Не оспаривая сказанное, хочет­ся, однако, подчеркнуть, что деятельность студен­та, хоть и связана непосредственно с познанием, не всегда, увы, является творческой.

Всякое творчество начинается с осознания незна­ния. Но не всякое незнание становится знанием с помощью творчества. Творчество является наивыс­шим уровнем умственной деятельности. Не случай­но Ф. В. Шеллинг, продолжатель учения И. Канта, называл творчество высшей формой человеческой жизнедеятельности /203, с. ЗЗО/.

Естественно, творчество связано со способностя­ми человека, особенно со способностью нестандарт­но мыслить, выбираясь из привычной умственной колеи. Однако творчество — не особый дар избран­ных, этим даром, по признанию психологов, в боль­шей или меньшей степени наделено все человече­ство. Все это позволяет сделать вывод, что для твор­чества в познавательной деятельности студента характерна нестандартность мышления и деятель-

ности, в результате чего рождается новое полезное решение или продукт деятельности, выходящий за рамки общепринятых стандартов.

Опрос ученых и других творческих деятелей за рубежом и у нас в стране, проводившийся как спе­циалистами, так и корреспондентами, педагогами и др., показывает, что основой творчества является внутренняя мотивация (интерес и даже любовь к делу), воображение, гибкость ума, дивергентное мышление (от лат. divergere — «обнаруживать рас­хождение»), воля, деятельность и трудолюбие. «Нужно любить то, что делаешь, тогда труд возвы­шается до творчествам, — говорит М. Горький. То же подтвердил и выдающийся авиаконструктор А. С. Яковлев: «Ничего оригинального я не скажу. Просто надо любить свое дело. Будь то авиация или автомобилестроение, литейное дело или сельское хозяйство. Если человек любит дело, то у него все­гда проявится творческое начало, желание самоусовершенствоваться, стать мастером. Если он к этому стремится, то успех обеспечен. В любой сфере дея­тельности свои способности человек раскрывает, начав действовать» /216, с. 24/. Вот она суть, из которой следует, что главной закономерностью твор­чества является труд, рожденный внутренним мо­тивом. Отсюда вытекает задача преподавателя со­здавать условия для СРС, вооружив студента мето­дами и приемами не только самостоятельной, но и творческой работы; обеспечив основные условия творческой деятельности: обмен и борьбу мнений, свободу критики. Студентам необходимо время для осуществления всех четырех фаз творчества, по Уэллсу: подготовки, созревания идеи, озаре­ния и проверки своей идеи, воплощенной в дей­ствительность .

Для обеспечения творческих условий познава­тельной деятельности необходимо:

• приучить студентов к работе с первоисточни­ком, с книгой, монографией, научной статьей; на­учить его приемам просмотрового чтения для быст­рого нахождения нужной информации (в разд. 11 указаны 20 приемов работы с текстом);

• проводить творческие дискуссии на занятиях или за круглым столом, создавая в доброжелатель­ной обстановке возможности релаксации, свободы обмена мнениями, чтобы развивать воображение, гибкость и дивергентность мышления. При этом полезно использовать методы развития творчества, известные вам из психологии: мозгового штурма для генерации идей, отбора идеи; синектику, способ организации коллективной мыслительной деятель­ности на основе четырех приемов: рассмотрение проблемы в том виде, как она дана; отказ от оче­видного решения; проведение прямой аналогии с чем-либо; формулировка проблемы в общем виде.

Полезно использовать метод ассоциативных мо­делей умственной деятельности, основанный на метафоричности (от гр. metaphora — «перенос»), т. е. на переносе проблемности или проблемы на другой материал. Схемы, графики и диаграммы — не что иное как пространственные метафоры, кото­рые стимулируют мышление. Это значит, что существует связь между метафорой и творчеством. Метафоры (переносы) позволяют мышлению чело­века эффективнее выделять структуру сложных объектов. Умение пользоваться метафорами особенно при работе с компьютером. Графики и диаграммы удобны и более привычны для студентов техничес­ких учебных заведений, так как пространственные отношения встречаются в их опыте чаще других.

Существует логогрифический метод (от гр. lo­gos — «слово» + griphos — «сеть, загадка») — это «род шарады или загадки, в которой задуманное слово получает различное значение от перестанов­ки или выбрасывания слогов или букв, например:

целое — часть дерева, без 1 буквы — река, без 2 — местоимение, без 3 — предлог (крона, Рона, она, на)» /57, с. 409/. В приложении к решению техни­ческих проблем логогрифический метод осуществ­ляется с помощью построения множества ассоциа­ций, синтагм (от гр. syntagma — «нечто соединен­ное»), т. е. смысловых единиц, критериев, на осно­ве которых генерируются идеи и отбираются нуж­ные или пригодные.

В США, Англии, Франции, ФРГ, России и дру­гих странах используют все эти методы, а также деловые игры и проектное обучение, т. е. работу группы студентов над одним проектом, причем каж­дый выполняет свою часть проекта. Проектное обу­чение используется как в индивидуальном, так и коллективном творчестве студентов, позволяющем проводить критический разбор решений, учитывая 7 основных вопросов: кто, что, где, когда, как, за­чем и почему решает данную проблему. Обсужда­ются рекомендации по выходу из тупиковых ситу­аций. В результате совместной полезной деятель­ности не навязываются и не просто передаются зна­ния, а создаются ситуации, порождающие новые знания. Причем используются все уровни творчес­кой мыслительной деятельности: наглядно-предмет­ный, наглядно-образный и словесно-логический.

Проблеме развития творчества большое внима­ние уделял Константин Сергеевич Станиславский. Одаренный большим талантом, яркостью воображе­ния, редким обаянием, сценической внешностью,

непрестанно совершенствуя мастерство, он приоб­рел славу выдающегося актера своего времени. Но не только этим знаменит К. С. Станиславский: он сумел передать свой сценический и педагогический опыт как в сочинениях /217, 218/, так и в педаго­гической деятельности, обучая сценическому мас­терству преподавателей театральных студий /219/. Многое из его педагогического наследия не потеря­ло своей актуальности и в наше время.

В основе педагогического наследия К. С. Станис­лавского лежит разработанная им театральная сис­тема, основывающаяся не на изучении конечных результатов, а на выяснении причин, порождающих тот или иной результат. В ней впервые решается проблема сознательного овладения подсознательны­ми творческими процессами, в которых участвуют внешние и внутренние данные преподавателя: ум, воля, способности к общению, техника речи, чув­ство меры и правды, эмоциональность, пластика /217, с. 225 /. Главным в этой системе является человек, его нравственная, духовная и творческая сущность. Преподаватель, как актер, ставит перед собой идейно-творческую цель, названную К. С. Ста­ниславским сверхзадачей, являющейся основой его системы.

Как сценический, так и педагогический успех дела определяется «ансамблем всех участников, объединенных единым творческим методом и общ­ностью понимания идеи. Ансамбль — это союз ради одной коллективной цели» /218, t.i, с. 377/. К. С. Станиславский уделял большое внимание со­зданию благоприятного психологического климата в этом ансамбле: «Постановка дела, где нет уваже­ния к человеку, где нет вежливости, создает атмос­феру вырождения» /219, с. 28/.

Известно, что не всегда один и тот же человек одинаково симпатичен всем, но чтобы не обострять взаимоотношений и создать благоприятный климат в коллективе, хорошо помогает рекомендуемый К. С. Станиславским «эффект отказа». Он выража­ется в том, что надо как бы отказаться от несимпа­тичных вам качеств человека и поискать в нем то, что вам симпатично, что пойдет на пользу в дости­жении поставленной цели. Например, если чело­век зол, надо искать, в чем он добр и т.п.

Другим условием благоприятного климата явля­ется «эффект соучастия», который, по мнению К. С. Станиславского, заключается в активной ра­боте всех членов «ансамбля». Такой эффект может быть создан, если преподаватель умеет не только что-то выражать, но и заражать своим настроением /218, т.2, с. 287/ подобно тому, как заражается зри­тель в театре или кино, сопереживая с героями, или когда зритель в кино укачивается, глядя на подпрыгивающую на волнах моторную лодку. За­разить студентов так, чтобы они стали активными участниками процесса познания, — вот задача пре­подавателя.

И, наконец, третьим условием успешной органи­зации психологически благоприятного климата яв­ляется «работа на расслабленных мышцах», т. е. не напрягаясь внешне, но максимально сосредото­ченно и внимательно внутренне. Для этого, по мне­нию К. С. Станиславского, «... человек сам должен развивать лучшие качества своего характера — легкость, веселость и бодрость» /219, с. 44/, причем неверно понимать веселье только как смех, «это ошиб­ка», — говорит К. С. Станиславский, и далее: «весе­лость — это бодрость, темп, интенсивность» /218, т.2, с. 183/. К. Е. Антарова. ученица К.С.Ста-

ниславского, приводит его слова: «Если учитель наполнил свое творчество любовью к людям, он не заметил часов труда и все его ученики их не заме­тили» /219, с. 40/, и далее: «Преподаватели, кото­рые жалуются на усталость, — не преподаватели, они — машины, работающие для денег» /219, с. 40/.

К. С. Станиславский не только называет основ­ные постулаты педагогического мастерства как твор­чества, но и раскрывает пути его развития. Прежде всего он рекомендовал не бояться критики в свой адрес: «... стараться с первых шагов слушать, по­нимать и любить жестокую правду о себе» /217, с. 111/, быть доброжелательным к другим и требо­вательным к себе. Будучи режиссером, хотя и не имея еще режиссерского авторитета, К. С. Станис­лавский «...побеждал товарищей своей фантасти­ческой любовью, трудоспособностью и строжайшим отношением к делу и прежде всего к самому себе» /217, с. 138/.

Красной линией проходит в трудах К. С. Станис­лавского и его учеников мысль о том, что препода­ватель — это творческая личность. С его точки зре­ния, для начала творчества нужны внимание, внеш­нее и внутреннее, доброжелательность, полный мир и спокойствие в самом себе и бесстрашие. Важно уметь переключать свое внутреннее внимание:

«...сначала трудное постепенно становится привыч­ным. Привычное не сразу, а постепенно становится легким и, наконец, легкое — прекрасным» /219, с. 46/. Обучать студентов без страха к преподавате­лю: «Учитель, вносящий страх и трепет в студию вместо обаяния и радости, не должен в ней учить. Он вреден» /219, с. 47/. Обучать так, чтобы у сту­дентов было «полное доверие к своим учителям»

/219, с. 48 /, «... чтобы никто не стеснялся подойти к учителю с вопросами или недоумениями, чтобы вся жизнь студийца могла найти в сердце учителя отклик и совет как равного ему, но более умудрен­ного опытом друга» /219, с. 64/.

К. С. Станиславский подробно раскрывает 7 сту­пеней творчества: сосредоточенность, бдительность, бесстрашие, спокойствие, доброжелательность, оба­яние, радость /219, с. 79—99/, заявляя при этом: «Правдивость потому не вводится в моей системе как качество, что она — основа творчества» /219, с. 87/.

К коллективному творчеству К. С. Станиславс­кий предъявляет следующие требования: точность во всем, дисциплина (никаких опозданий), поря­дочность и взаимодоверие, творческая сосредоточен­ность, вдохновение, умение слушать критику, вни­мание, воля. По сути, это все — сверхзадачи, над которыми должен работать преподаватель, разви­вая творчество студентов.

Многих выдающихся ученых, работающих в са­мых различных областях науки, всегда интересо­вал вопрос о психологических особенностях твор­ческой деятельности и условиях, необходимых для продуктивного творчества. Пожалуй, наиболее последовательно охарактеризовал эти условия В. И. Вернадский /120, с. 190/. Главными из них он считал следующие:

• проводить детальный анализ;

• видеть за частным общее;

• не ограничиваться описанием явления, а глу­боко исследовать его сущность и связь с другими

явлениями;

• не избегать вопроса «почему»;

• прослеживать историю идей;

• собирать как можно больше сведений о пред­мете исследований из литературных источников (преимущественно научных), обращаться к ориги­налам;

• изучать общие закономерности научного позна­ния (думать о том, как думаешь);

• связывать науку с другими областями знания, с общественной жизнью;

• не только решать проблемы, но и находить но­вые, нерешенные /221, с. 49/.

В Институте Гэлаппа в Америке провели иссле­дование, чтобы выяснить, из чего складывается ус­пех у творческих деятелей, обладающих организа­торским талантом, хорошими трудовыми навыка­ми и усердием. В результате опроса 1500 лиц была выведена «формула успеха»:

1. Здравый смысл — наиболее распространен­ное качество у всех опрошенных (61% из 1500 оп­рошенных). Это качество можно в себе развить. Один из способов — учиться на опыте других людей, а также на собственных ошибках.

2. Знание своего дела — вторая общая черта опрошенных. Причем процесс обучения продолжает­ся даже после достижения самых больших высот.

3. Уверенность в собственных силах. Она под­разумевает еще силу воли и способность ставить пе­ред собой четкие цели.

4. Высокий общий уровень развития. Это необ­ходимое условие выдающихся достижений. Важна 'в этой связи способность быстро постигать слож­ные концепции, подвергая их быстрому и четкому

анализу. На общем уровне развития сказываются

по крайней мере три элемента: богатый словарный запас, хорошие способности к чтению и письму.

5. Способность доводить дело до конца. Увле­ченные люди отличаются громадным упорством в области их интересов.

Это общие качества, свойственные творческой личности, добившейся определенного успеха. Но есть и другие качества, присущие творческой лич­ности. на развитие которых обращают внимание в вузах разных стран по-разному. Так, в первую оче­редь предлагается развивать такие качества лично­сти, как умение приспосабливаться, самостоятель­ность (ФРГ); оригинальность, гибкость мышления (США); раскованность; оригинальность, стремление к самоутверждению (Франция) /209, с. 38/.

Проблема развития творчества студентов, есте­ственно, тесно связана с педагогическими техноло­гиями, основанными на тех или иных формах и методах обучения. Само собой разумеется, перво­степенное значение приобретает проблемное обуче­ние с общедидактическими методами: проблемное изложение, частично-поисковый и исследователь­ский, а также деловые игры и проектное обучение, которое «гарантирует студенту большую собствен­ную активность, самоопределение и проблемность обучения» /209, с. 36/.

В вузах Франции студентов обучают эвристичес­ким методам подобно тому, как в школе — письму и т.п. «Чтобы не думать об этом в момент творче­ства, эффективно используя добытые знания так же, как при письме применяют правила, не думая о них» /209, с. 23/. Основными методами являются:

1. Метод аппликации теории, т. е. применение одной теории в той же области, но в неизвестном

секторе. Так, одна студентка заменила демонстра­цию рисунков, выполненных на прозрачной бума­ге, сплошной лентой, чтобы не создавать переры­вов в показе изображений, иллюстрирующих собы­тия в сказке о Русалочке.

2. Метод соединения (комбинирования) двух те­орий, например, в искусстве при создании декора­тивного панно используется сочетание рисования, вышивки и аппликации.

3. Метод дефиниций, т. е. определениятех яв­лений, которые предстоит изучить.

4. Метод экспериментального беспорядка. В его основе лежит детская игра, «в процессе которой играющий заведомо беспорядочно создает конструк­ции, полагаясь на интерес, возникающий при ана­лизе каждого действия и рождающейся компози­ции» /209, с. 24/.

5. Метод противоречий «состоит в том, чтобы опровергнуть существующее в науке мнение по оп­ределенному вопросу» /209, с. 24/.

6. Метод критики похож на предыдущий, но может и не быть основан на противоречии.

7. Метод обновления, например, пересказ совре­менным языком «Слова о полку Игореве».

8. Методрекодификации, т. е. выражение ка­кого-либо явления другим кодом. «Прекрасный при­мер — таблица Менделеева» /209, с. 25/.

9. Методпредставления (показа), т. е. графи­ческое и схематическое представление явления /209, с. 23-26/.

Думаю, что и нам стоит знакомить студентов с эвристическими методами, если мы хотим разви­вать их способности к творчеству. Известно, твор­ческие люди, как правило, умственно одаренные,

но не все одаренные — творческие люди. Препода­ватели знают, что среди студентов встречаются и

способные лодыри.

Различие между творческой и нетворческой лич­ностью определяется степенью ее усилий и устрем­лений. Творческий человек стремится к интерес­ной работе, независимо, самостоятельно мыслит, более склонен к риску, любознателен, оригинален, фантазер, гибок, изобретателен, активен, настойчив, всегда что-то ищет, о чем-то расспрашивает. В свя­зи с этим задача преподавателя не пресекать вопро­сы студентов, а стимулировать их, развивая гиб­кость и оригинальность их мыслительной деятель­ности.

Для этого необходимо продумать всю техноло­гию обучения студентов в русле развития их твор­чества, отобрать задания, способствующие этому:

помимо курсовых и дипломных проектов и работ давать им индивидуальные задания (реферат, док­лад для конференции, частичный или полный по­иск чего-либо, решение нестандартных задач и т.п.). Полезно проводить практические занятия и семи­нары в форме беседы, «круглого стола», микрокон­ференции, демонстрации и обсуждения конкретных результатов исследовательской работы (теоретичес­кого и практического характера), стимулировать студентов к участию в научной работе кафедры, в научных конференциях, олимпиадах, конкур­сах и т.п. Главное, чтобы все эти задания и орга­низационные формы деятельности носили не сти­хийный характер, а были результатом серьезной продуманной, заранее спланированной техноло­гии обучения и развития творческих способнос­тей студентов.

Доктор педагогических наук Т. В. Кудрявцев не случайно напоминает нам мысль немецкого дидак-та и психолога А. Дистервега: «Плохой учитель преподносит истину, а хороший учит ее находить». Исходя из этого мы и должны пытаться строить учебный процесс. Искать активные методы обуче­ния, обучать творчеством — это социальный заказ нашего общества, обращенный к дидактам, психо­логам, ко всем преподавателям» /222, с. 12/. И хотя сказано это давно, актуальности не потеряло и в наше время.

13.

КОНТРОЛЬ В УЧЕБНОМ ПРОЦЕССЕ

Механизм контроля в учебном процессе раз­работан в психолого-педагогической литературе зна­чительно хуже, чем проблема обучения. Между тем он играет значительную роль в познавательной де­ятельности студентов. Педагогический контроль — это способ получения информации о качественном состоянии учебного процесса. Контроль педагога за процессом и результатом труда направлен как на деятельность студентов, так и собственную деятель­ность, а также на взаимодействие студентов и педа­гога.

Рассмотрим контроль с точки зрения педагоги­ческой системы:

Рис. 19. Система контроля в учебном процессе 247

По цели различают следующие формы контроля:

• диагноз (что может студент),

• констатация (что знает и умеет студент),

• прогноз (чего можно добиться).

По своему назначению все эти три вида контро­ля очень близки, однако каждый специфичен в зависимости от цели. Готовясь к проведению конт­роля, все преподаватели задумываются над тем, что и как контролировать. В педагогике вопрос, что контролировать, считается частным, так как он зависит от предмета или темы в самом предмете. Можно контролировать знания (усвоение материала, правила, закона и т.п.). В первом случае (три контроля усвоения знаний) контроль будет назы­ваться дифференцированным (поаспектным), во вто­ром — комплексным. Контроль может быть прове­ден с учетом разных уровней активизации мысли­тельных процессов: познание, понимание, приме­нение, анализ, синтез, оценка. Тогда задания в кон­трольных работах могут включать ключевые слова и фразы, как представлено Б. Блюмом /223, с. 302/ (см. табл. 7).

Данная таксономия (от гр. taxis — «расположе­ние в порядке» + nomos — «закон») целей обуче­ния была разработана в США Б. Блюмом. По его мнению, эти уровни представляют собой зависимую иерархию. Первый уровень означает умение узна­вать факты, структуры и т.п. на основе распознава­ния. Второй уровень, понимание, «позволяет осу­ществлять воспроизведение материала, не гаранти­руя применение его в решении других задач». Тре­тий уровень уже связан с деятельностью, обеспечи­вающей решение определенного класса задач. Все остальные уровни предполагают усвоение деятель-

Таблица 7

МЫСЛИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

Уровень по «Таксономии» Блюма   Ключевые слова и фразы  
Познание   Соотнесите, перечислите, расскажите, сфор­мулируйте, установите, опишите, назовите  
Понимание   Расскажите своими словами; опишите, что вы чувствуете относительно...; суммируй­те; покажите взаимосвязь, объясните смысл  
Применение   Продемонстрируйте; объясните цель при­менения; воспользуйтесь этим, чтобы ре­шить...  
Анализ   Разложите на составляющие; объясните причины; сравните; разложите по порядку; классифицируйте; объясните, как и поче­му...  
Синтез   Разработайте новый вид продукта; создай­те; что произойдет, если...; придумайте дру­гой вариант; есть ли другая причина.  
Оценка   Установите нормы; отберите и выберите; взвеете возможности; выскажите критичес­кие замечания; выберете то, что вам боль­ше всего нравится; что вы думаете о...  

 

ности, лежащей в основе решения продуктивных (творческих) задач /224, с. 20/. Они могут быть реализованы в комплексном контроле на монодис­циплинарном или полидисциплинарном экзамене, например, на итоговом междисциплинарном экза­мене по профилю специальности, на защите дип­ломной работы, проекта или на промежуточном экзамене.

Н. Ф. Талызина различает три вида контроля:

«предварительный, текущий, итоговый» /224, с. З/. Предварительный (поэтапный) контроль необходим для получения сведений об исходном уровне позна­вательной деятельности студентов, а также перед изучением отдельных тем дисциплины. Результа­ты контроля должны использоваться для адапта­ции учебного процесса к особенностям данного кон­тингента студентов /224, с. 4/. Текущий контроль предназначен для управления усвоением знаний и умений, итоговый — для подведения итогов и оп­ределения качества сформированности комплексных умений.

Общим для педагогики вопросом является, как контролировать? По средствам педагогической ком­муникации контроль можно рассматривать с точки зрения:

1) способов: традиционный или нетрадиционный (программированный контроль, тест);

2) характера: субъективный, объективный;

3) использования ТСО: безмашинный, машинный;

4) формы: устный, письменный;

5) времени: предварительный, начальный, исход­ный, текущий, поэтапный, итоговый, пообъектный;

6) массовости (по охвату студентов): индивиду­альный, фронтальный, индивидуально-групповой;

7) контролирующего лица: преподаватель, сту­дент-напарник (взаимоконтроль), студент сам (са­моконтроль);

8) дидактического материала:

• контроль без дидактического материала (сочи­нение, устный опрос, диспут-общение и т.п.);

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.