Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Военные годы. Трудовой фронт





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Началась война. Многие сотрудники ушли на фронт, и мало кто потом возвратился. Так, навечно ушел Иван Артемович, Идрис, другие-Работы прибавилось.

Появился сыпняк - сыпной тиф. Мне дали для обслуживания дополнительный далекий район. Ехать туда надо было целый день - приезжала только к вечеру. Помню, приехала я в одно селение, а там почти за каждой дверью трясучка. Я в медпункт, а там полнейшее безобразие: беспорядок, и все завалено кукурузой или еще чем-то. Фельдшер и хинизатор (жена и муж) никакой работы не проводили, занимались, мерзавцы, видно, только своими делами...

Возвратившись к себе, я в самой категорической форме поставила перед республиканской санэпидстанцией вопрос о недопустимости дальнейшей работы этих медработников и добилась того, что их сняли. В этот аул был направлен другой фельдшер (помню, что он был из Тамбова), и работал он хорошо.

Помню, как-то ночью к нам домой приходят вооруженные солдаты (двое или трое) и приказывают мне одеться и идти с ними. На вопросы: куда и зачем - не отвечают. Оделась и пошла. Петя и Леля остались, конечно, в сильном беспокойстве и недоумении... Оказалось, приехало какое-то начальство и решило срочно ночью собрать всех нужных ему людей и провести совещание.

Через некоторое время полностью закрыли малярстанцию и всех нас в срочном порядке отправили на трудовой фронт. Я знала, что это было сделано неправильно. Медицинские учреждения и особенно такие, как наше, связанное с эпидемическими заболеваниями, полностью закрывать было нельзя, но горздравотдел не воспрепятствовал этому. Работа была, конечно, трудная, условия тяжелые.

Жили в землянках-палатках. Питание, разумеется, было плохое (помню, что еду варили в больших чугунках). Все были худые, вообще ужасные, было много больных. Я не копала, была медработником. Но и для меня работы было много. Помню, что некогда, да и негде было присесть отдохнуть. Заниматься приходилось всем: от простых перевязок до микроскопирования и инъекций. Делать инъекции я тогда наловчилась так, что буквально с закрытыми глазами могла попасть в вену. Но все же нас отправили туда неправильно, и я через определенное время стала писать по этому поводу письма в республиканскую санэпидстанцию. Но, как выяснилось потом, эти письма не доходили до места. Бдительные цензоры уничтожали их, очевидно, по указанию начальства. И в республиканской СЭС более полугода ничего не знали об этом. Наконец, я сообразила передать свое письмо в республиканскую СЭС прямо в руки знакомой больной, отправляющейся назад для лечения. Она отправила это письмо прямо в Махачкале. И только после этого пришло указание возвратить назад медперсонал, находившийся на брони, что и было сделано. Но не все вернулись оттуда. Помню, что заболел и умер от сыпного тифа наш знакомый, хороший человек - врач из Нижнего Казанища Сарнавский. У него осталось тогда двое детей. Он был похоронен на кладбище в Буйнакске рядом с моей матерью и Эдуардом. Я продолжила работу в малярстанции. Через некоторое время мне вручили медаль "За оборону Кавказа».

Да, работа в те годы была нелегкой. Лошадей на малярстанции уже не было, их забрали для нужд фронта. А бывать на местах нам надо было. И был установлен такой порядок, что при необходимости или по нашему требованию нам из района присылали лошадей, и мы ехали к больным. С возвращением всегда были, разумеется, трудности. Помню такой случай. Мы с Марией Калякиной почти весь день провели в одном из селений, к вечеру нам дали лошадей для возвращения. Но возчик провез нас только на полпути: когда показались рельсы железной дороги, буркнул что-то типа, что здесь мы и сами можем дойти до города, а сам куда-то торопится, после чего высадил нас и уехал. Была уже ночь, и нам ничего не оставалось как идти по шпалам. Мы прошли уже довольно далеко, как вдруг заметили впереди себя приближающийся к нам огонек. Оказалось, это шел обходчик с фонарем. Узнав, кто мы и куда идем, он сказал, что идем мы в противоположном направлении, то есть, в сторону Махачкалы. Пришлось возвращаться назад. Кажется, только к утру, подошли к Буйнакску.

На малярстанцию в те годы на некоторое время вновь возвратилась работать Людмила Леонидовна, с которой я начинала свою врачебную деятельность в Дагестане. У нее был сын, к тому времени ставший подростком. Но мальчик был не совсем здоров. Мог, например, внезапно и надолго уйти в себя, не отвечать на вопросы. Это все, конечно, волновало Людмилу Леонидовну, она неоднократно показывала его врачам, но все безрезультатно. Тогда она обратилась к одной старой женщине, лечившей заговором. И она сказала ей, что надо сделать следующее. Одной или, в крайнем случае, с самым близким надежным человеком пойти ночью за город к речке и там прочитать то ли молитву, то ли заговор и какую-то вещь, взятую из дома, бросить в реку и затем повернуться и, ни разу не оборачиваясь, возвратиться домой, где сын должен ждать ее. И, придя домой, сказать ему твердым голосом: «Ложись спать!-. Людмила Леонидовна обратилась ко мне с просьбой о содействии ей в этом деле, и вот мы с ней глубокой ночью пошли через весь город к реке за Кавалер-Батареей. Она сделала все, что ей было сказано, и мы пошли назад. Идти было, конечно, жутко: и туда, и обратно. Но мы все же прошли всю обратную дорогу не останавливаясь, как и было велено. Придя домой, Людмила Леонидовна сказала сыну твердым голосом те простые слова, и это помогло. Мальчик стал как бы поправляться, лучше учиться и вообще то, что было, как бы постепенно ушло от него. Он хорошо окончил школу, потом поступил в институт, по окончании которого какое-то время работал здесь, в Дагестане - в Каспийске. Такой был случай.

 

На войне погиб Станислав. Он был призван в армию в самом начале войны. И вскоре пришла весть о его смерти.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.