Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Малороссия — русская середина, а не польская или австрийская окраина





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Игорь Бутенко

Что должен знать каждый об украинцах

 

Малороссия — русская середина, а не польская или австрийская окраина

 

Россия была империей, ее стержнем был славянский русский Народ, состоящий из трех славянских ветвей: великороссов, малороссов и белорусов.

 

Древнее название России — Русь. Когда Русь стала объединять в своих границах не только коренное русское население, но и другие этнические образования, то она стала Российской Империей, Россией.

 

Термином “русский” или “православный” (это были синонимы) определялась на Руси принадлежность как этническая, так и национальная.

 

В последнее время, в связи с установлением имперского строя, термин “русский” стал иногда употребляться (в науке и публицистике) в более узком смысле для обозначения этнической общности (кровь и язык). Для общности же высшей категории, то есть национальной и государственной (одна культура и одна идея), пробовали было ввести термин “российский”, применявшийся в напыщенном литературном слоге XVIII века и ныне применяемый в официальном торжественном языке. Но этот термин, в книжном его значении (одна культура и одна идея), привился очень слабо, а для народной массы он так и остался и неизвестным, и непонятным.

 

Делению русского народа на три ветви соответствуют Великороссия (в древности Великая Русь), Малороссия (в древности Малая или Киевская Русь и Галицкая) и Белоруссия (в древности Белая Русь). Кроме того, в старых документах упоминается иногда Черная Русь (нынешняя Буковина) и Угорская (Прикарпатская Русь).

 

Галицкая Русь (теперь Галичина) называлась также Червонной Русью.

 

В зависимости от страны, малороссийская ветвь русского народа называла себя: русские, руськие, руснаки, малоруссы, малороссы, малорусины, русины и пр. Последнее название и сейчас крепко держится в народной толще в Галичине.

 

В документах с XIV века для Юго-Западной Руси появляется новое название, но название это не “Украина”, а “Малая Русь”. Выражение “Великая Русь” появляется как противоположение другим русским областям — Руси Белой и Малой. Под “Великой Русью” всегда подразумевалось не что иное, как только часть единой, целой России: “Божию милостию великий государь, царь и великий князь всея Великия, Малыя и Белыя Руси самодержец” — таков титул московских царей, формулировавший эту мысль. В дальнейшем развитии нашей терминологии она во многом уподобилась древнегреческой. Так, термин “великоросс” зародился сравнительно поздно, вероятно, по воссоединении Малороссии с остальной Россией, как противовес названию населения Малороссии. В широкий обиход это книжное слово проникло только в наши дни, после революции. Костромской крестьянин до сих пор так же мало подозревал, что он великоросс, как екатеринославский — что он украинец, и на вопрос, кто он, отвечал: я костромич или я русский (князь А. М. Волконский).

 

Греки в каждой стране различали малую и большую части. Малая — центральная, главная, а большая — позднейшие приобретения. Так, Афины и Спарта — Малая Греция. Новые завоевания и приобретения — Великая Греция. Малая Азия — основа, цитадель. Великая Азия — позднейшие приобретения. Малая Русь — центр, древнейшая колыбель русского народа, священное место, откуда пошла вся Русская Земля, Россия. Поэтому для каждого русского Киевская Русь может быть только малой, то есть главнейшей, древнейшей (“Мал золотник, да дорог” — русская поговорка).

 

Для поляка из Варшавы, австрийца из Вены, немца из Берлина Киевская Русь действительно может казаться “Украиной”, то есть самостийной и ни от кого, кроме, скажем, Берлина, не зависимой окраиной.

 

Русские летописи знают украины: холмскую, переяславо-полтавскую, курскую, калужскую и т. д. Небезызвестны украины и актам Московского государства: Слободская украина, Псковская, Смоленская, Татарская, Мордовская и прочие и прочие... Наконец, та же терминология употреблялась и польскими хрониками, которые говорят о прусской, литовской и других украинах.

 

Таким образом, термины: “украина”, “украинец”, “украинянин”, “окраина”, как и прочие синонимы, заключают в себе понятия чисто географического свойства, не имеющие ничего общего ни с этнографией, ни с культурой; тем паче не содержится в них хотя бы намека на возможность какой-либо государственной обособленности.

 

В одном из вариантов известной песни о Морозенке имеются следующие строки:

 

Поглядае Морозенко на свою украіну

Ой, що своя украина, як мак, процвітае

А чужая украіна, як лист, опадае.

Прощай, прощай, та Морозеньку, ти найславний козаче!

Ой, за тобою, та Морозеньку, та вся украіна плаче!

 

По смыслу этих строк видно, что “украина” означает край, землю. Больше того, из контекста совершенно ясно, что это, с одной стороны, русский край, который Морозенко защищал от татар, с другой стороны — край татарский. Такое же значение имеют и производные от “украина” слова: “вкраина”, “краіна”. Так, например, в одной малорусской песне поется:

 

Козак одъізжае,
Дівчинонька плаче.

Куди ідеш, козаче?

На вкраіну далеку.

 

В другой песне сокол говорит орлу:

 

Дарую тобі, орле,

Всі облает мої,

А я сам полину

На чужу вкраїну.

 

Термин “Украина” с большой буквы в значении существительного собственного имени появляется в истории дважды: в Австрии (провинция Краина) и в Польше.

 

В конце XVI века польские документы начали именовать “Украиной” ту часть земель, отнятых от Киевской Руси после разгрома ее татарами, которая лежала у Днепра. Это были польские пограничные воеводства: Киевское, Брацлавское и часть Подольского.

 

Поляки никогда не распространяли названия “Украина” на остальную часть Малой Руси, в частности на Волынь и Подолию (полностью), а тем более на земли, выдвинутые еще дальше: на запад ли (Галицкая Русь и пр.), восток ли, север ли, юг ли.

 

Такое же происхождение собственного имени “Украина” признает и сам М. Грушевский, известный самостийный историк, впоследствии открыто перешедший на службу к большевикам. В книжке “Про старі часи на Україні” он рассказывает, как население из Подолии, Волыни и других мест шло в свободные края — “до Київщини та за Днипро”, и далее продолжает: “ці краї Наддніпрянські прозивались тоді Україною, бо лежали вже "на краю" держави, і за нею зачиналися дикі степи”.

 

Дикие степи — иначе “Дикое поле” — это нынешняя Новороссия, то есть Херсонская, Бессарабская, Екатеринославская губернии и Область Войска Донского. Только в XVIII веке они были отняты у турок Суворовым, Румянцевым и Потемкиным.

 

В таком же смысле, как у Грушевского, то есть правильном, термин “украина” употребляется в памятниках малороссийской письменности, включая произведения самого Т. Г. Шевченка.

 

Розбрились конфедерати,

По Польщі, Волині,

По Литві, по Молдованах

І по Україні (гайдамаки).

 

Украина здесь — Поднепровье, а Волынь — не Украина. В своем дневнике Т. Г. Шевченко употребляет термин “Украина” всего три раза, термин “Малороссия” встречается девять раз. Даже в своих письмах, притом писанных по-малорусски и адресованных малороссам (например Бодянскому), поэт употребляет термин “Малороссия”.

 

Другой самостийный деятель Б. Барвинский в своем труде “Звідки пішло ім'я "Україна"” (Видання Спілки Визволення України. Відень, 1916, Винниця, 1917) тоже вынужден признать что Украина “зразу означала справді і тільки пограничні землі (стр. 4)”, но тут же прибавляет: “Коли одначе, для Польщі "Україною" були тліьки пограничні землі, які сусідували з Волощиною і Татарщиною, то для цілої Европи "Україною" повинні були бути і були всі землі нашого народу”.

 

Однако от этой отсебятины автора “Украина” не перестала быть тем, чем она была в самом деле: польской провинцией у Днепра с расплывчатыми, не установленными твердо границами. Этот исторический факт могут отрицать лишь люди бесчестные или недалекие.

 

На Украине разыгрывались важнейшие в истории русского народа события. Порабощенное польскими панами и их прислужниками русское население, главным образом, там вело ожесточенную борьбу со своими угнетателями.

 

Визволь, Господи,

Невольника з невол;
На простії дороги,

На ясні зорі,

На руський берег,

На край веселий,

Між мир хрещений.

 

(“Исторические песни малорусского народа с объяснениями В. Антоновича и М. Драгоманова”. т.1., стр. 91, 1874 г.).

 

Поэтому Украина так дорога каждому русскому сердцу, поэтому ее воспели наши великие поэты и писатели, такие как А. С. Пушкин, Н. В. Гоголь, граф А. К. Толстой, Т. Г. Шевченко и многие другие.

 

Когда при Екатерине Великой значительная часть русских земель вернулась к России (“Отторженная возвратих”), то с ними вернулась и остальная часть тех земель, которые были называемы поляками Украиной. С того времени название “украина” потеряло смысл, так как одновременно с возвращением ее к России наши границы настолько продвинулись на запад, юго-запад и юг, что географически Поднепровье (Украина) уподобилась скорей “середине”, нежели “краю”. Но оно перестало быть украиной не только географически, а также политически и государственно, то есть польской областью.

 

Украин у нас перебывало великое множество. И все они быстро теряли свое название, благодаря поступательному движению русских границ, неудержимо расширявшихся во всех направлениях. Такая же участь постигла и Поднепровье. Народ, вырвавшись из-под ненавистного польского ига, прильнул к лону матери-отчизны и перестал придавать значение тому, что части земель, на которых он жил, суждено было побывать на положении окраины, и притом польской.

 

Само собой разумеется, что в исторической памяти всего русского народа имя “Украина” не сгладилось и, конечно, не может сгладиться никогда, так как оно связано с героической борьбой народа за его русскую православную душу, за национальную честь и достоинство. Но никто из малороссов никогда не определял свою национальность словом “украинец”, ибо это было бы сплошной бессмыслицей.

 

Так было до самого конца, то есть вплоть до революции 1917 года. Ведь иначе и быть не могло. Калужцы, смоленцы, псковичи, татары, мордва и прочие и по сей день живут на землях, которые когда-то были украинами (не частично, а почти сплошь), и притом украинами русскими, а не польскими.

 

И тем не менее эти украинцы, то есть псковичи, смоленцы и прочие, как всегда, так и сегодня называются только русскими, татарские украинцы — татарами, а мордовские — мордвинами.

 

Огромные просторы, в которых малороссы жили с древних времен (Малая Русь) и поселились позже (Новороссия), никогда Украиной не назывались. Исключение: относительно небольшое Приднепровье, да и оно было польской, а не русской украиной.

 

Спрашивается, почему после революции 1917 года, когда не стало России, жители всей Малой Руси, этой древнейшей колыбели русского народа, “откуда есть пошла русьская земля”, испокон веков сидящие у самого сердца России,— вдруг все до одного оказались на положении инородных украинцев?

 

Если бы поголовный перевод жителей юга России в украинцы не сопровождался лишением их, в том числе и малороссов, права продолжать быть тем, кем они есть, то есть русскими, то такой перевод был бы всего-навсего несерьезной попыткой увековечения памяти украины, поля которой впитали в себя столько русской крови и слез. Однако вряд ли найдется хотя бы один здравомыслящий человек, способный заподозрить интернационалистов-ревоволюционеров в склонности к сентиментально-патриотическим чувствам, в особенности к ненавидимой ими зеленой ненавистью России.

 

Преступники не только загубили Россию, но даже украли самое имя ее, подменив его кабалистическими знаками СССР. Такая же участь постигла и малороссов: их просто обворовали, как Россию: лишили самого, что ни на есть дорогого у каждого народа — национального имени, то есть собственного лица. Наше историческое национальное имя “русский” (малорусе, малоросс и пр.) было украдено еще раньше — во Франции и Австрии, о чем будет сказано ниже. В России это сделали революционеры после того, как дорвались до власти над нею.

 

Если врагам России так необходимо было кого-то из русских обратить в иностранцев, хотя бы и украинных, чтобы окончательно разделить нас, разбить и обессилить, то почему это не сделано с великороссами? Не их ли отцы покинули батьковщину и разошлись по суздальским, владимирским, московским, сибирским и Бог весть каким только дремучим украинам?

 

Во Сибирской во украине

во Даурской стороне...

 

Ведь мы, малороссы, не с окраины, не с края — а с самой что ни на есть середки. Мы из-под Киева, про который еще князь Олег сказал: “Се буди мати градом русьским”.

 

Почему русское национальное имя было украдено у щирых не украинцев малороссов и почему щирых украинцев великороссов освободили от звания украинцев, этому посвящена следующая глава.

 

Обратим внимание читателя на одно весьма характерное явление: население Австрийской Краины никто не пробовал “краинизировать”, и мы знаем, что оно будет пребывать вовеки тем, кем было и кем есть сейчас.

 

А как быть теперь нам, начисто от всего “освобожденным” малороссам, наблюдающим, в частности, как давно зачисленных в иностранцы белорусов некие силы пытаются на наших глазах обратить в полумифических кривичей?

 

 

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.