Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

СЛОВЕСНЫЙ ОБРАЗ.ОБРАЗНЫЙ СТРОЙ ТЕКСТА. 4 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

 

Анализ художественного времени включает следующие основные моменты:

1) определение особенностей художественного времени в рассматриваемом произведении:

_ одномерность или многомерность; обратимость или необратимость;

_ линейность или нарушение временной последовательности;

2) выделение в темпоральной структуре текста временных планов (плоскостей), представленных в произведении, и рассмотрение их взаимодействия;

3) определение соотношения авторского времени (времени повествователя) и субъективного времени персонажей;

4) выявление сигналов, выделяющих эти формы времени;

5) рассмотрение всей системы временных показателей в тексте; выявление не только их прямых, но и переносных значений;

6) определение соотношения времени исторического и бытового, биографического и исторического;

7) установление связи художественного времени-пространства.

 

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ

1.С чем связан интерес к проблемам художественного времени в современной филологии?

2.Каковы основные свойства художественного времени?

3. Каковы различия между реальным и художественным временем?

4.Какие основные составляющие текстового времени вам известны?

5. Какие черты характерны для мифологического времени?

6.Каковы основные особенности представлений о времени в культуре .

ПАРАЛИНГВИСТИЧЕСКИЕ СРЕДСТВА В ТЕКСТЕ

ТИПОЛОГИЯ СМЕШАННЫХ ТЕКСТОВ

 

Стремительный рост визуальной информации в современной коммуникации вызвал закономерный интерес языковедов к паралингвистическим, т. е. невербальным, средствам, сопровождающим письменную речь, в частности к графическому оформлению текста. Паралингвистические средства письменной коммуникации традиционно изучались в аспекте художественного оформления книги, где их рассмотрение было связано с конструированием книги, обеспечением необходимых технических и эстетических характеристик издания [Валуенко, 1976; Герчук, 1984; Добкин, 1985; Сидоров, 1972; и др.]. Паралингвистические средства обратили на себя внимание языковедов еще в 20-е годы ХХ века, прежде всего в связи с особенностями и развитием стиховой графики [Винокур, 1929; Томашевский, 1930; Тынянов, 1977; Реформатский, 1933]. Однако систематическое.изучение паралингвистических средств письменной коммуникации в лингвистике начинается лишь в 70-е годы, когда появляются первые стилистические исследования, посвященные выразительным возможностям этих средств, их роли в создании целостности стилистической характеристики речевого произведения, в реализации автором его художественного замысла [Арнольд, 1973; Брандес, 1983; Костенко, 1979; Riese1, 1978; и др.].

В настоящее время паралингвистические средства, их содержательные и прагматические потенции интенсивно исследуются в русле параграфемики как особом разделе лингвистики о письменном языке [Gal1mann, 1985; Баранов, l)аршин, 1989; Вашунина, 1995; Клюканов, 1983; Месхишвили, 1990; и др.]. Невербальные, или параграфемные, средства определяются как средства, существующие около графемной системы языка и нарушающие «прозрачность» графической субстанции языкового выражения [Клюканов, 1983]. Параграфемные, средства сопровождают вербальную речь и служат выражению различных коннотаций. Круг средств, которые могут быть отнесены к параграфемным, остается вместе с тем достаточно неопределенным. А. Г. Баранов, л. Б. Паршин предлагают различать три группы параграфемных средств в зависимости от механизмов их создания: синграфемные средства (художественно-стилистическое варьирование пунктуационных знаков), супраграфемные средства (шрифтовое варьирование), топографемные средства (плоскостное варьирование текста) [Баранов, Паршин, 1989]. В понимании И. В. Вашуниной, к параграфемным средствам может быть отнесен самый широкий круг графических средств в их некодифицированном, т. е. не предусмотренном правилами орфографии, употреблении, например использование кавычек, дефиса, вставки, зачеркивания и др. в особых коммуникативных целях - для достижения оригинальности, образности и т.д. [Вашунина, 1995). Одновременно получает распространение широкое толкование параграфемных средств как самых разнообразных невербальных средств письменной речи, участвующих в передаче информации [Месхишвили, 1990З. В лингвистике текста обращение к паралингвистическим средствам связано с поиском закономерностей текстообразования, выявлением роли этих средств в организации прагматического воздействия текста на адресата, необходимостью более полного извлечения текстовой информации. К. Гаузенблаз предлагает выделять два вида речевых произведений.

1. Речевые произведения (относительно) независимые, «самодостаточные». К ним относятся произведения, представленные языковыми манифестациями, в которых паралингвистические средства (мимика, жесты, рисунки, фотографии, иллюстрации и др.) не участвуют в создании сообщения.

2. Речевые произведения, (относительно) независимые от ситуации, но включающие, кроме лингвистических средств коммуникации, также н нелингвистическне средства. В таких произведениях

широко применяются паралингвистические средства, выступающие в качестве сопутствующего фактора (например: рисунок, сопровождающий описание) или в качестве средств, несущих собственную информацию (например, карта) [Гаузенблаз, 1976З.

Применительно к текстам, в которых используются паралингвистические средства, к задачам лингвистики текста относится:

- установление номенклатуры паралингвистических средств в тексте;

- определение значимости паралингвистических средств в организации текста, его типообразовании;

- раскрытие механизмов взаимодействия вербальных и паралингвистических средств в тексте;

- исследование участия паралингвистических средств в реализации текстовых категорий; .

- выявление функций паралингвистических средств в тексте/типах текстов;

- декодирование вербальной и невербальной информации и ее интерпретация.

По отношению к письменному тексту паралингвистические средства, определяющие его внешнюю организацию, его «оптический образ», образуют поле паралингвистических средств текста. В данное поле входят: графическая сегментация текста и его расположение на бумаге, длина строки, пробелы, шрифт, цвет, курсив, разрядка, втяжка, подчеркивающие и отчеркивающие линейки, типографские знаки, графические символы, цифры, вспомогательные знаки (например: §, N2, %, +, -), средства иконического языка (рисунок, фотография, карикатура, таблица, схема, чертеж и др.), необычная орфография слов и расстановка пунктуационных знаков, формат бумаги, ширина полей и другие средства, набор которых не является жестко фиксированным и может варьироваться в зависимости от характера конкретного текста.

Внутри поля паралингвистические средства различаются:

а) степенью своей «привязанности» .к вербальным средствам текста;

б) своей ролью в организации содержательной структуры текста

Наряду с паралингвистическми средствами, имеющими языковую основу и непосредственно «прилегающими» к вербальным средствам (например, орфографическим средствам в своем ненормативном, ситуативно обусловленном значении), существуют паралингвистические средства, обладающие неязыковой основой и взаимодействующие с вербальными средствами текста опосредованно (например, пространственная, красочная аранжировка текста).

В то время как одни паралингвистические средства выступают в качестве самостоятельного носителя информации и являются самодостаточными для раскрытия содержания текста (например: рисунок, фотография, карикатура, схема), другие паралингвистическиесредства используются в качестве вспомогательных по отношениюк вербальным средствам и вносят дополнительные семантическиеи экспрессивные оттенки в его содержание (например: шрифт, разрядка, написание слова прописными буквами). Часть паралингвистических средств не имеет прямого отношения к содержанию текста, но создает оптимальные условия для его восприятия (например: формат листа, оттенок и качество бумаги).

Паралингвистические средства имеют различную функциональную нагрузку. Основная функция разрядки, курсива, подчеркивающей линейки состоит в акцентировании мыслей автора, пробелы служат средством зрительной паузации текста и задают ритм прочтения текста, звездочка используется в качестве знака, отграничивающего абзацы при рубрикации текста, а также указывающего на наличие в нем ссылок или примечаний.

В зависимости от характера текста функциональная нагрузка отдельных паралингвистических средств может изменяться, расширяться. Так, курсивное выделение в драматургических текстах помимо названного назначения применяется для обозначения авторских ремарок, передачи фоноакустических особенностей речи действующих лиц, в печатном интервью оно обычно сигнализирует смену реплик журналиста и интервьюируемого. В то время как в научно-техническом патенте, статье рисунок-иллюстрация служит научно-познавательным целям, является основой адекватного понимания текста, рисунок в рекламе призван заинтересовать адресата в иллюстрируемом предмете, например продемонстрировать потребительские качества товара и тем самым побудить покупателя к его приобретению.

Роль паралингвистических средств в тексте не является однозначной. В одних случаях участие паралингвистических средств в организации текста охватывает только план его выражения, его внешнее оформление и не затрагивает или не является существенным для плана его содержания. Для типообразования этих текстов паралингвистические средства не релевантны, так как они должны обеспечить только привычную визуальную форму текста. Эти средства, как правило, не замечаются адресатом. К текстам этого типа относятся, например, тексты рецензий, аннотаций, заявлений и т. п.

В других текстах паралингвистические средства приобретают особую значимость, так как участвуют в формировании как плана их выражения, так и плана их содержания. Использование паралингвистических средств становится важным типообразующим признаком этих текстов, а сами они могут рассматриваться как паралингвистически активные тексты. Являясь носителем определенной информации (семантической, экспрессивной), невербальные средства привлекают внимание адресата, а полное извлечение информации из текста становится невозможным без их декодирования и интерпретации.

Особую группу паралингвистически активных текстов составляют креолизованные тексты, в структурировании которых, как уже говорилось, задействованы коды разных семиотических систем. «Креолизованные тексты (КТ) - это тексты, фактура которых состоит из двух негомогенных частей: вербальной (языковой/речевой) и невербальной (принадлежащей к другим знаковым системам, нежели естественный язык» [Сорокин, Тарасов, 1990, 180]1. Применительно к письменной коммуникации к креолизованным текстам относятся тексты, доминанту поля паралингвистических средств которых образуют иконические (изобразительные) средства.

Мир креолизованных текстов чрезвычайно многообразен. Он охватывает тексты газетно-публицистические, научно-технические, тексты-инструкции, иллюстрированные художественные тексты, тексты рекламы, афиши, комиксы, плакаты, листовки и др. Роль креолизованных текстов стремительно возрастает по мере «эскалации изображения», знаменующей собой качественно новый процесс развития речевой коммуникации, отвечающий потребностям современного общества [Каменская, 1996].

Паралингвистически активные тексты, в том числе и креолизованные, обладают своими нормами, регулирующими «внешнее»оформление текста. И. Э. Клюкановым было введено понятие «графической нормы», под которой понимается стандарт, модель, представляющая собой «при мер исторически сложившейся практики зрительного воплощения того или иного типа текста» [Клюканов, 1983, 7]. Графическая норма входит в качестве компонента в более широкое понятие коммуникативно-прагматической нормы, объединяющее языковые и неязыковые правила построения текстов в определенной типовой ситуации с определенной интенцией для достижения оптимального прагматического воздействия на адресата. Контуры коммуникативно-прагматических норм нередко едва ощутимы, вместе с тем они являются достаточно устойчивыми ориентирами для производства и восприятия паралингвистически активных текстов, так как в них отражаются и закрепляются речевые и визуальные стереотипы передачи информации в типовых условиях общения. Знание этих норм позволяет коммуникантам безошибочно, не вникая в содержание текста, отличить по паралингвистическому оформлению газетный текст от стихотворного текста или текста рекламы.

По отношению к иконическим средствам коммуникативно-прагматические нормы устанавливают ограничения:

- на применение иконических средств. Наряду с типами текстов, в которых изобразительные элементы являются облигаторными (например, фоторепортаж, кроссворд), значительная часть типов текста допускает использование этих средств (например, монография) или «отвергает» их (например, коммюнике);

- на характер иконических средств и их распределение в текстовых типах. Тексты разных типов предпочитают определенные изобразительные средства. В то время как в научно-технических текстах широко используются таблицы, схемы, чертежи, в текстах рекламы отдается предпочтение фотографиям; применение таблиц, схем ограничивается научно-технической рекламой;

- на состав компонентов текста.

Основными компонентами креолизованного текста являются вербальная часть (надпись/подпись, вербальный текст) и иконическая часть (рисунок, фотография, таблица и др.). В разных типах текста они встречаются в разных комбинациях. К наиболее распространенным моделям относятся:

изображение + надпись/подпись (например, плакат, граффити, карикатура);

серия изображений + сопровождающие их надписи/подписи(например, комикс, лубок, альбом); вербальный текст + изображение/изображения без сопровождающей надписи/подписи (модель характерна для листовок, значительной части художественных текстов);

основной вербальный текст + изображение/изображения и сопровождающая надпись/подпись (модель типична для газетно-публицистических, научных, научно-популярных текстов);

- на вид связи между вербальным и иконическим компонентами

в тексте; - на характер вербального сопровождения иконических средств. В разных сферах коммуникации вырабатываются свои функционально-семантические типы надписей/подписей;

- на расположение иконических средств. В разных типах текста вырабатываются свои модели размещения этих средств; - на использование других паралингвистических средств (цвета, шрифта, типографских знаков), призванных гармонировать с иконическими средствами в тексте. Коммуникативно-прагматические нормы паралингвистически активных текстов различаются степенью своей жесткости. К наиболее облигаторным относятся коммуникативно-прагматические нормы текстов, обслуживающих ситуации официального общения, которые составляются в строгом соответствии с существующими стандартами оформления документов. Примером может служить коммерческое письмо, которое оформляется на бланке, имеет жесткую графическую схему и для «визуального облика» которого значимы прежде всего такие технические характеристики текста, как ширина полей, длина строки, особенности расположения строк с указанием адреса фирмы, даты и темы письма, обращения. Значительно большей свободой, широким диапазоном в выборе и варьировании паралингвистических средств характеризуется коммуникативно-прагматическая норма рекламного или художественного текста, в оформлении которого немалая роль принадлежит воображению, фантазии, эстетическому чутью как ее автора (сотрудника рекламного агентства, писателя, поэта), так и его соавторов в лице художника, фотографа, редактора.

Коммуникативно-прагматические нормы паралингвистически активных текстов предъявляют повышенные требования к коммуникативной компетенции участников общения: синтетическое восприятие текста;умение кодировать/декодировать информацию, передаваемую вербальными и невербальными знаками, наличие эстетического вкуса. Специальная подготовка необходима специалистам при создании коллективно-авторских текстов, прежде всего рекламных и газетно-публицистических. Соблюдение коммуникативно-прагматических норм становится обязательным условием успешного осуществления современной видеовербальной коммуникации.

Вопросы и задания

. Что понимается под понятием «паралингвистические средства»?

2. Какие тексты относятся к «паралингвистически активным»? Приведите примеры этих текстов в современной коммуникации.

3. Дайте определение понятию «креолизованный текст».

4. Какие нормы регулируют построение текста, его «внешнее» оформление?

5. Нормы каких типов текста характеризуются наибольшей жесткостью и наибольшей свободой в выборе и использовании паралингвистических средств?

6. Проиллюстрируйте примерами нормы типов текста из разных сфер коммуникации (массовой, художественной, научной и др.

 

. КРЕОЛИЗОВАННЫЕ ТЕКСТЫ: АСПЕКТЫ ИЗУЧЕНИЯ

Начало научному осмыслению креолизованных, или семиотически осложненных, текстов с иконическим компонентом было положено в работах по семиотике, что было обусловлено исследованием изображения как особой знаковой системы, а также возможных контекстов ее применения (Barthes, 1964; Kloepfer 1976; Кraft, 1978; Muckenhaupt, 1986; Оотеп, 1975; Sauerbier, 1978; Spillner, 1982; и др.]. Центральными являются проблемы визуальной семантики, выделения дискретных единиц изображения, взаимодействия иконической знаковой системы с другими системами, и прежде всего вербальной семиотической системой.

С точки зрения семиотики иконический язык принципиально не отличается от вербального языка: «.. .любое созданное непосредственно человеком изображение абстрактно, ибо оно обозначает выделенные отвлеченные человеком свойства объекта. В этой своей функции изображение не отличается от слова. Как слово, так и изображение могут выражать понятия разных уровней абстрактности (Колеватов, 1984, 112]. Вместе с тем изображение не является такой четко выраженной знаковой единицей, как слово, а его семантика по сравнению с последним характеризуется значительно меньшей определенностью, расплывчатостью, размытостью своих границ.

В семантике изображения Р.Барт по аналогии со словом выделяет денотативные и коннотативные значения. В текстах рекламы он различает три вида сообщений: лингвистическое, визуальное кодированное, или символическое, визуальное некодированное, или буквальное (Barthes, 1964]. Иконический комплекс, по мнению автора, содержит два рода означающих: означающие, означаемыми которых являются реальные предметы, и означающие, означаемыми которых являются идеи, образы, эвфористические ценности и т. д.

Информация первого типа является денотативной, в известной степени буквальной, ее понимание не представляет для адресата трудности и основывается на его антропологических знаниях. Информация второго типа коннотативна, основывается на различных ассоциативных связях, ее понимание предполагает наличие у адресата знания культурного кода, социальных связей, национальной специфики, информация второго типа допускает много вариантность своего толкования.

Изображения и слова в поликодовом сообщении не являются суммой семиотических знаков, их значения интегрируются и образуют сложно построенный смысл.

Между вербальной и изобразительной частями устанавливаются разные корреляции.

Отношения взаимодополнения. Изображение понятно без слов и может существовать самостоятельно. Вербальный, комментарий описывает изображение, дублируя его информацию. Вербальному комментарию отводится вторичная, дополнительная функция.

Отношения взаимозависимости. Изображение зависит от вербального комментария, который определяет его интерпретацию. Без комментария смысл изображения неясен или может быть превратно истолкован. Вербaльный комментарий в данном случае выполняет первичную, основную функцию.

П. Барден расширяет корреляции между вербальным и изобразительным компонентами в зависимости от характера передаваемой в них ицформацци - денотативной (д) и коннотативной (к). Ученый устанавливает четыре типа корреляции.

1. Изобр.д + СЛОВОд

Изображение и вербальный комментарий выражают денотативную информацию; Этот тип корреляции свойственен информационному сообщению.

2. Изобр.д + СЛОВОк

Изображение выражает денотативную информацию, вербальный комментарий передает коннотативную' информацию. Данный тип присущ иллюстративному сообщению.

3. Изобр,к + СЛОВОд

Изображение выражает коннотативную информацию, вербальный комментарий - денотативную информацию. Этот тип корре­ляции характерен для комментирующего сообщения.

4. Изобр,к + СЛОВОк

Изображение и вербальный комментарий выражает коннотативную информацию. Данный тип корреляций наблюдается в символическом сообщении [Bardin, 1975].

В то время как в l-м и 2-м типах корреляций изображение доминирует над словом, в 3-м типе ведущая роль принадлежит слову. В 4-м типе корреляции вербальный и изобразительный компоненты равноправны, например в изображении, передающем эстетическую информацию и сопровождаемом поэтическим комментарием.

С. Д. Зауэрбир описывает корреляции между изображением и вербальной частью в зависимости от их референтной соотнесенности. Сюда относятся:

параллельная корреляция, при которой содержание рисунка и вербальной части полностью совпадают; комплиментарная корреляция, при которой содержание иконической и вербальной частей частично перекрывают друг друга;

субститутивная корреляция, при которой иконическая информация замещает вербальную информацию;

интерпретативная корреляция, при которой между содержанием вербальной и иконической частей нет прямых точек соприкосновения, и эта связь устанавливается на ассоциативной основе[Sauerbier, 1978]. Эти виды корреляции по-разному представлены в различных сферах коммуникации.

В области психолингвистики обращение к креолизованным текстам обусловлено стремлением специалистов выявить роль иконических средств в смысловом восприятии текста, а также управлять этим процессом, устанавливая разные сочетания между вербальной и иконической информацией [Головина, 1986; Зуев, 1981; Сорокин, Тарасов, 1990; Bock, 1978, 1989; и др.].

Наличие негомогенных частей в структуре креолизованного текста рассматривается исследователями как один из способов создания коммуникативного напряжения как в текстовом пространстве, так и в пространстве воспринимающего этот текст [Сорокин, Тарасов, 1990]. Исходным в психолингвистических исследованиях креолизованных текстов является положение о том, что информация, воспринимаемая по разным каналам, в том числе вербальная и иконическая, интегрируется и перерабатывается 'человеком в едином универсально-предметном коде мышления [Жинкин, 1982]. На уровне глубинной семантики языка не существует принципиальной разницы между семантикой иконических и вербальных знаков.

В процессе восприятия креолизованного текста происходит двойное декодирование заложенной в нем информации: при извлечении концепта изображения происходит его «наложение» на концепт вербального текста, взаимодействие двух концептов приводит к созданию единого общего концепта (смысла) креолизованного текста[Головина, 1986].

Роль изображения в процессе восприятия и понимания креолизованного текста не является однозначной. Л. В. Головина, исследуя креолизованные тексты на материале художественных текстов, пишет о том, что присоединение к вербальному тексту с упрощенным или с усложненным содержанием изображения, находящегося с ним в отношении синонимии или дополнения, приводит к уменьшению его эмоциональности, снижает его информативность и убедительность. Причину этого автор видит в психологических особенностях восприятия креолизованного текста. Реципиент, воспринимающий текст без изображения, приписывает этому тексту такие характеристики, которые он извлекает не только из самого текста, но также из своей концептуальной системы, из своей «картины мира», в которой содержатся все лингвистические и нелингвистические знания относительно описываемых явлений и предметов. Добавление изображения накладывает ограничения на восприятие текста, ведет к перестройке смыслового кода реципиента в сторону сужения его концептуального поля, при этом возможности интерпретации текста уменьшаются. '

Данная точка зрения в известном смысле перекликается со взглядами литературоведов на иллюстрирование литературных произведений, в частности поэзии. Ю. Н. Тынянов писал: «Специфическая конкретность поэзии прямо противоположна живописной конкретности: чем живее, ощутимее поэтическое слово, тем менее оно переводимо в план живописи» [Тынянов, 1977, 311]. Выступая против насильственного предметного «связывания» слова с изображением, ученый признавал в качестве приемлемых лишь два способа использования иллюстрации в художественном про изведении – рисунок окружает текст, выступая в качестве зарисовки, заставки, при этом он прежде всего подчинен графическому решению текста, рисунок выступает в качестве эквивалента слова. Другие способы иллюстрирования являются излишними, так как они навязывают литературному про изведению «необязательное истолкование».

При всей крайности данной точки зрения на иллюстрирование художественного произведения несомненным является то, что словесная и изобразительная образность имеют свою специфику и несводимы одна к другой. Специалисты по художественному оформлению книги предостерегают от иллюстрирования произведений, в которых изображение может сковать воображение, фантазию читателя. Это относится прежде всего к произведениям, отражающим мир идей, духовных ценностей, отличающихся абстрактностью своего содержания, сложностью своей образной системы. В свою очередь в произведениях с конкретным содержанием, по их мнению, появление иллюстраций не только уместно, но и желательно [presser, 1978].

Признавая ценность данных наблюдений и рекомендаций, следует вместе с тем отметить, что синтез изображения и слова в художественном произведении является более сложным и противоречивым процессом. В каждом конкретном случае он в немалой степени зависит от качества иллюстрации, мастерства и таланта ее создателя, глубины постижения им сути произведения и требует индивидуального подхода. Там, где иллюстрация гармонично входит в ткань художественного произведения, изображение и слово объединяются в сознании читателя и «создают образ уже не чисто словесный, но и не зрительный, а своеобразно обособленный, отделенный от обоих его носителей, конституируемый в некотором отдалении от художественной природы и специфических средств формирующих его «чистых искусств» [Герчук, 1984, 128]. Иллюстрация становится не столько графическим рассказом, сколько целостной моделью некоторого художественного мира.

Креолизованные тексты длительное время не привлекали к себе внимания языковедов, хотя еще в 30-е годы Х.Х столетия А. А. Реформатский писал о том, что иллюстрация «как особый структурный момент высказывания подлежит ведению лингвиста» [Реформатский, 1933,53]. Традиционно узкий подход к тексту,ограничивающий его природу лишь вербальными средствами, приводил к тому, что исследования креолизованных текстов сводились к отдельным наблюдениям за применением изображения в рекламе[Кузнецова, 1984; Шестакова, 1984; и др.], в афише [Бубнова, 1987], о роли подписи под фотоизображениями в прессе [Большиянова, 1986] и карикатурами [Бернацкая, 1987].

Широкое понимание текста при коммуникативно-прагматическом подходе, объединяющем в данном понятии всю совокупность как вербальных, так и невербальных средств, образующих текст как коммуникативную единицу и определяющих его прагматику, привело к изменению статуса креолизованных текстов в лингвистике. Будучи семиотически осложненными и, таким образом, текстами более высокого порядка, креолизованные тексты становятся не только «законным», но и наиболее актуальным объектом лингвистического исследования. На передний план выдвигаются разработка типологии креолизованных текстов, выявление и исследование их текстовой природы.

Изображение в разной степени участвует в организации текста. В зависимости от наличия изображения и характера его связи с вербальной частью могут быть выделены три основные группы текстов: тексты с нулевой креолизацией, тексты с частичной креолизацией, тексты с полной креолизацией.

В текстах с нулевой креолuзацuей изображение не представлено и не имеет значения для их организации. В двух других группах изображение участвует в организации текста, различие между обеими заключено в степени связи, «спаянности» в них вербального и изобразительного компонентов.

В текстах с частичной креолизацией вербальная часть относительно автономна, независима от изображения, между вербальными и изобразительными компонентами складываются автосемантическиеоmошения. Как правило, изобразительный компонент в данном случае сопровождает вербальную часть и является факультативным элементом в организации текста.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.