Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Структурализм: адепты и оппоненты





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Структурализм, если прибегнуть к приёму тавтологии, содержит в себе довольно сложную и разветвлённую структуру, как в историческом, так и в теоретическом отношении. Истоки его лежат в культурно-исторической школе, а еще глубже – в идеологических учениях иудаизма, который сакрализует и возводит слово, текст, письмо в ранг исходной субстанции. В числе других его источников справедливо называют, например, идеи швейцарского лингвиста Фердинанда де СОССЮРА (1857–1913), петербургского профессора Ивана Александровича БОДУЭНА де КУРТЕНЕ (1845–1929), русский формализм и американскую «новую критику». Более того, школу французской структуралистской критики часто и именуют европейской «новой критикой». Её подходы и впрямь наследуют первостепенный интерес к форме литературного произведения, его семантической многоуровневости и фактической индиффирентности к личности и духовной жизни автора.

Одним из первых в этом направлении пошел Р.О. Якобсон, советский и американский теоретик литературы. В работе «Лингвистика и поэтика» (1960) он утверждал многосмысленность произведения, особое значение уделяя неоднозначности, символичности языка, которая проявляется как в бытовой, так и в творческой сферах.

Крупнейшим представителем французской структуралистской и семиологической школы был Ролан БАРТ (1915–1980). В 60–70-е годы ХХ века он – признанный лидер структурализма, левый критик и эссеист. Его работы «Нулевая степень письма» (1953), «Мифологии» (1957), «Критика и истина» (1966), «Смерть автора» (1967) прежде всего направлены на вычленение из произведения искусства объективной многослойной структуры, которая чаще всего бессознательно закладывается в него автором. Подробному анализу подвергаются тончайшие синтаксические связи между элементами текста. Мифологические символы и приёмы трактуются Бартом не как архаические формы, а как актуальные творческие конструкты, которые обнаруживаются во многих произведениях новейшего искусства. Особую значимость приобретают проблемы дискурса, знака, символа, функции, элемента, текстовой семиотики. Кроме стиля и языка структуралист развивал понятие письма, как универсальной основы литературного творчества. В соответствии со сложившейся традиции западной критики Барт стремится десакрализовать и ограничить роль автора в создании его опуса. В эссе «Удовольствие от текста»(1973) он касается таких аспектов чтения, которые направлены не на поиск информации и иные практические нужды, а на получение эстетического удовольствия, которое Барт недвусмысленно соотносит с сексуальностью, корреспондируясь таким образом с неофрейдизмом.

Среди единомышленников Р. Барта в той или иной степени можно назвать Вячеслава Всеволодовича ИВАНОВА (1924–2005), Юлию КРИСТЕВУ (р. 1941), Клода ЛЕВИ-СТРОСА (1908–2009), Юрия Михайловича ЛОТМАНА (1922–1993), Яна МУКАРЖОВСКОГО(1891–1975), Цветана ТОДОРОВА (р. 1939) Владимира Николаевича ТОПОРОВА (1938–2005), Мишеля ФУКО (1926–1984), Юрия Константиновича ЩЕГЛОВА (1937–2009), Умберто ЭКО (р. 1932) и др.

Ю. Щеглов, например, предложил структурную модель формальной организации прозы А. Конан-Дойла, основанную на оппозиции Danger (опасность) – Security (безопасность). И в самом деле авантюрные приключения Шерлока Холмса и доктора Ватсона во многом строятся и могут быть истолкованы исходя из того уровня риска, с которым сопряжены их расследования. Но «Записки о Шерлоке Холмсе» – хотя и первоклассная, но всё же детективная, развлекательная литература. Если же мы попробуем приложить схему D – S, скажем, к «Преступлению и наказанию», то это нам мало что даст. В романе Достоевского помимо фабульной криминальной основы существуют мощные уровни философского, теологического, социального, этического, сексуального, эстетического и иных планов. Для их идентификации потребуются другие схемы, и когда наложишь все их друг на друга, то образуется частая и разветвлённая сеть семантических, семиотических, герменевтических и художественных связей, которая будет иметь хаотический нераспознаваемый смысл.

Литературовед Пётр Васильевич ПАЛИЕВСКИЙ (р. 1932) для иллюстрации своего отношения к практике структурализма в статье «О структурализме в литературоведении» (1963) впечатляюще привёл исторический анекдот о том, как один из концертов Шаляпина решил посетить всемирно известный естествоиспытатель. Из-за кулис певец увидел, как перед началом концерта привели и усадили на передний ряд седовласого старца. Шаляпин был искренне польщён тем, что во время выступления именитый слушатель вскочил на ноги и стал выкрикивать явно восторженные возгласы. Каково же было его разочарование, когда по окончании выступления ему сообщили, чтó именно кричал физиолог: «Какой скелет!» Структурализм тоже выделяет в произведениях некий каркас, без которого не обойтись, но проходит мимо того, что составляет дух и суть искусства.

Словом, структуралистские подходы чаще всего оказываются бессильными или малопродуктивными по отношению к классике (они выхолащивают и лишают её духовности), зато оказываются незаменимыми при анализе сочинений представителей постмодернизма, которые изначально замышляются и чётко исполняются по предварительно заданной схеме. Вот ещё один пример того, как теоретические соображения и критические разработки предшествовали созданию большого массива современной беллетристики.

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.