Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Кольцо СЃ хиастолитом 8 страница



— А я родилась около Нагеркойла, но родители давно переехали в Мадрас. Там я училась в школе танцев, но мама сильно заболела, и тетя взяла меня к себе в Бенгалию… но это уже неинтересно!

— Не смею настаивать, но мне интересно все, что касается вас.

— Р?стория эта длинная Рё грустная.

— Тогда скажите хоть, где вы живете сейчас?

— В Лахоре.

— Как в Лахоре? Вы пакистанка? — вскричал художник.

— Сейчас — да!

— Р? там РІС‹ замужем? РўРѕРіРґР° как же… РІС‹ здесь РѕРґРЅР°?

— Я там не замужем, но здесь не одна, — резко ответила Тиллоттама, бросая взгляд на часики — жест, больше всего страшивший художника.

— Хорошо, СЏ вижу, что утомил вас расспросами. Дайте РјРЅРµ вашу ладонь — РЅСѓ, РІРѕС‚ видите, знак анкабагра для управления слоном — признак королевского происхождения. РЇ РЅРµ сомневаюсь, что РЅР° левой подошве Сѓ вас есть кружок, означающий, что РІС‹ рождены быть королевой, — шутил Рамамурти, стараясь развеять возникшее отчуждение.

— Не королевой я рождена, а рабыней, — нежданный надрыв прозвучал в ее словах, и она мгновенно переменила тон, — как все мы, индийские женщины… Но мне пора, сейчас стемнеет. Я снова благодарю вас, мой ученый друг, — она опять поклонилась, как артистка.

— Вы позволите мне считать себя вашим другом?

— Не знаю. Я скоро должна уехать.

— Но мы встретимся еще?

— Хорошо! Но не завтра. Может быть, через два дня, может, через три. Не делайте несчастного лица, я все равно не смогу. Хорошо, пусть в пять часов у льва, через два дня. Но если меня тогда не будет, тогда… тогда вы найдете записку в пасти льва. Вы умеете читать малаялам? Со лонг, как говорят англичане.

Рамамурти РЅРµ успел опомниться, как остался РѕРґРёРЅ РІ пустом храме. Неясное чувство печали осталось Сѓ него РѕС‚ второго свидания СЃ Амритой-Тиллоттамой, так РЅРµ похожего РЅР° Р±СѓР№РЅСѓСЋ радость первой встречи. РЈ его РЅРѕРІРѕР№ знакомой чувствовалось несчастье, прикрытое радостью СЋРЅРѕРіРѕ Р·РґРѕСЂРѕРІСЊСЏ. Какое? Что могло омрачить жизнь такой красивой девушки, РіРѕСЂРґРѕР№ найярки?

Р? Рамамурти пошел РґРѕРјРѕР№, стараясь припомнить РІСЃРµ, что ему было известно Рѕ найярах.

Эти обитатели Малабарского берега, РѕРґРЅРё РёР· наиболее культурных Рё просвещенных РёРЅРґРёР№СЃРєРёС… народностей, сохранили древний матриархальный уклад общественной жизни. Пережитки матриархата, РєСЂРѕРјРµ РЅРёС…, известны лишь среди малых племен Р?РЅРґРёРё, так называемых жителей холмов, Р° РІ РґСЂСѓРіРёС… странах РјРёСЂР° — еще Сѓ туарегов Сахары.

Но нигде в мире равенство женщины и мужчины не проявляется в столь законченном и чистом виде, как у найяров, в деревнях и среди знатных семейств. Брак у найяров не составляет священных уз, повергающих женщину к стопам мужчины с обязательством до смерти служить ему. Замужняя женщина не покидает своего дома, а мужчина — своего. Дети живут с матерями и их родственниками по женской линии, дядями и тетями, которые составляют экономическую основу семейств.

Старший мужчина является главой всей семьи, но не имеет никаких особых прав распоряжаться имуществом без согласия остальных ее членов. Для найярского мужа неприлично приводить в свой дом жену и детей более чем на несколько дней. Уважающие себя женщины должны отказываться от подарков со стороны мужей.

РџРѕ мнению найяров, подарки делают только куртизанкам. Таким образом, найяры — единственные люди РЅР° земле, Сѓ которых отношения полов РЅРµ связаны СЃ СЌРєРѕРЅРѕРјРёРєРѕР№. Развод Сѓ РЅРёС… очень легок, Рё удивительно, что РЅР° деле разводы случаются очень редко, может быть, потому, что РЅРµ затрагивают никаких имущественных РІРѕРїСЂРѕСЃРѕРІ.

Положение женщин Сѓ найяров СЏРІРЅРѕ имеет СЂСЏРґ преимуществ перед патриархальными основами жизни РІРѕ всех РґСЂСѓРіРёС… местах Р?РЅРґРёРё. РќРёРєРѕРіРґР° найярская женщина РЅРµ унижена РґРѕ положения ее сестер РІ Пакистане. РЎ высоко поднятой головой РѕРЅР° идет РїРѕ жизни наравне СЃ мужчиной, РёР±Рѕ СЃРІРѕР±РѕРґР° невозможна без полной ответственности Р·Р° СЃРІРѕСЋ СЃСѓРґСЊР±Сѓ. Это всегда изумляло путешественников РїРѕ Малабару, которые впервые видели, что мучительная Рё, казалось, неизбежная СЃРІСЏР·СЊ сексуальной жизни Рё СЌРєРѕРЅРѕРјРёРєРё уничтожена легко Рё просто.

Почему же РІРѕ всех РґСЂСѓРіРёС… областях Р?РЅРґРёРё любовь Рё уважение Рє женщине, прошедшие через тысячелетия истории РёРЅРґРёР№СЃРєРѕРіРѕ народа, неизменно шли Р±РѕРє Рѕ Р±РѕРє СЃ унижением, подозрением Рё тысячей предосторожностей, порожденными неверием РІ женщину, опасением, что без этих мер РѕРЅР° обязательно придет Рє падению Рё РїРѕР·РѕСЂСѓ?

Амрита-Тиллоттама РЅРµ появилась РЅР° следующий день, хотя художник Р±СЂРѕРґРёР» РїРѕ всем храмам, РЅРµ РІ силах сосредоточиться РЅР° работе. Раздевшись РґРѕ набедренной РїРѕРІСЏР·РєРё, РѕРЅ отважно лазил РїРѕ карнизам храма Кандарья-Махадева, РЅР° десятиметровой высоте, изучая РІСЃРµ 626 статуй трех наружных РїРѕСЏСЃРѕРІ скульптур Рё 226 внутри храма. Р?зваяния уже казались ему старыми знакомыми, Рё, странное дело, несмотря РЅР° то, что РёС… размеры РЅРµ превышали половины нормального роста человека, РѕРЅРё РЅРµ теряли величия Рё СЃРїРѕРєРѕР№РЅРѕР№ серьезности. Даже РІ эротических сценах — майтхунах, это серьезное достоинство отбрасывало РІСЃСЏРєСѓСЋ непристойность. Его уединение было нарушено гулом машин, криками людей Рё смрадом двигателей. Растягивая черные змеи РїСЂРѕРІРѕРґРѕРІ, устанавливая мощные осветители, киносъемщики вернули его РёР· средневековья Рє реальности. Очевидно, прибыла киноэкспедиция документальной съемки.

Даярам рано вернулся РІ деревню, проспал РґРѕ вечера Рё вышел посидеть вместе СЃ вернувшимся СЃ работы С…РѕР·СЏРёРЅРѕРј. Редко куривший, художник РЅР° этот раз РїСЂРёРЅСЏР» предложенную сигарету Рё рассеянно следил Р·Р° ее голубым дымком, медленно таявшим РІ душном РІРѕР·РґСѓС…Рµ. РҐРѕР·СЏРёРЅ осведомился, как идет изучение храмов, Рё посоветовал молодому художнику посмотреть храмы лунной ночью.

— Ночью при луне там все делается совсем другим, оживают боги и герои. Я сам не видел, но говорили, — уверенно заявил хозяин.

— Так почему же вы, живя здесь, не побывали?

Хозяин смущенно рассмеялся.

— Знаете, у нас народ другой, чем в большом городе. Говорят, что человеку не дозволено видеть, как живут боги в этом древнем месте. Я, конечно, не верю, но знаете, с теми, кто ходил, случалось какое-нибудь несчастье. Теперь если мне пойти, то жена с ума сойдет.

— Какое несчастье?

— РќРµ знаю, так говорили. РќРµ сразу, так потом, РЅРѕ беда приходила. Р’С‹ человек ученый Рё будете смеяться. Р? СЏ тоже РЅРµ верю, Р° РІСЃРµ-таки РЅРµ РїРѕР№РґСѓ. РЈ вас-то есть сила, Р° Сѓ меня нет!

— Какая сила?

— Ваше образование! — серьезно ответил хозяин. — Если что привидится, то вы не испугаетесь, а наш брат с ума сойдет.

«Как верно», — подумал про себя художник, одобрительно кивнув головой, и тут же решил идти в храмы. Ясное небо обещало лунную ночь. Ущербная луна всходила поздно, и торопиться было некуда. Последний огонек погас в деревне, прежде чем художник отправился в свою ночную прогулку. Он пробрался по тропинке мимо храма Деви, и скоро Вишванатх навис над ним своей высокой сикхарой, залитой лунным светом. Удивительное, гнетущее молчание исходило от стен, еще отдававших накопленный за день жар солнца.

Сандалии производили неприятный шум. Рамамурти СЃР±СЂРѕСЃРёР» РёС… РЅР° лестнице Рё поднялся РЅР° платформу Р±РѕСЃРѕР№ РїРѕ южному Р±РѕРєРѕРІРѕРјСѓ РІС…РѕРґСѓ между статуями слонов. Знакомая прекрасная апсара, танцующая СЃ ветвью Ашоки — дерева любви, РІ стрельчатом медальоне слева РѕС‚ портика обрисовалась так СЏСЃРЅРѕ РЅР° фоне глубокой тени РІ нише, что Даярам РїСЂРёСЂРѕСЃ Рє месту, РїРѕ-РЅРѕРІРѕРјСѓ увидев изваяние. Р’ резких тенях незаметно двигавшейся луны апсара ожила, неуловимо меняясь. Точно дрожь напряженного ожидания пробегала РїРѕ телу небесной танцовщицы. Едва дыша РѕС‚ восхищения, Рамамурти перебежал Рє РіСЂСѓРїРїРµ статуй РЅР° стене Р·Р° углом, заглядывая РІ удлиненные глаза РїРѕРґ тонкими линиями сходящихся бровей, чуть хмурых, соответствующих серьезному очерку полногубых ртов.

Так вот какую еще тайну хранили изваяния великих скульпторов? Не только в лунном свете, а при огнях факелов и мерцании светильников, в ночных бдениях молящихся эти дивные скульптуры наполнялись сверхъестественной жизнью.

Воины грозно выставляли могучие плечи, богини то улыбались загадочно, то смотрели в упор, испытующе и презрительно. Апсары призывно изгибали крутые бедра, словно извиваясь в страстной истоме; целующиеся пары вздрагивали, взволнованно дыша!

Древняя жизнь предков, полная радости, жизнеутверждающей силы, всегдашней готовности к любви и борьбе, возвращалась из прошлых веков. Молодому художнику чудилось, что его тело наполняется отвагой и пламенным желанием, грудь, расширяясь, становится твердой плитой, могучим щитом, ноги стали несокрушимыми колоннами, которые не в силах согнуть и огромная тяжесть каменного навеса. Даярам пожалел, что внутри темного святилища ему невозможно было увидеть свою любимую сурасундари. Но с балконов на концах галерей святилища можно рассмотреть совсем близко верхние ряды наружных, полностью освещенных луной статуй.

Художник осторожно вошел, стараясь ничем не нарушить волшебную тишину, соединившую прошлое с настоящим. Медленно поднявшись по широким ступеням, он миновал портик, прошел крытую галерею — мандапу — с ее центральной площадкой, огражденной четырьмя столбами. Пятнами лежавший на плитах пола лунный свет чередовался с темными полосами, казавшимися провалами. Даярам невольно ощупывал ногой камень, прежде чем ступить.

Расположенное выше РІ глубине храма вимана или радха («колесница») — святилище — было полностью погружено РІРѕ мрак. Только открытые концы галерей РїРѕ обеим сторонам серебристо сияли РІ окружающей тьме.

Рамамурти направился было РІ правую сторону, придерживаясь СЂСѓРєРѕР№ Р·Р° стену, чтобы РЅРµ споткнуться Рѕ неожиданные ступеньки. Внезапно РІ прорези внутренней стены мелькнул огонек, такой слабый, что его можно было заметить лишь РІ царившей здесь глубочайшей темноте. Замерев РЅР° месте, Даярам уловил Р·РІСѓРєРё движения босых РЅРѕРі, взволнованного дыхания Рё, РІРЅРµ себя РѕС‚ удивления, бесшумно РѕР±РѕРіРЅСѓР» стену.

Два старинных светильника РЅРµ могли рассеять плотный мрак, подступивший вплотную Рє СѓР·РєРёРј мерцающим языкам пламени. РўСЊРјР° Рё гипнотизирующая, сковывающая мысли тишина. Р?, само РїРѕРґРѕР±РЅРѕРµ колеблющемуся пламени, живое человеческое тело вступило РІ слабоосвещенный РєСЂСѓРі. Обнаженная, как древняя девадаси, Тиллоттама танцевала забытый храмовый танец арати, РєРѕРіРґР°-то означавший высшее приближение Рє божеству. РћРЅ начинался, как Алариппу — первый танец Бхарат Натья, РЅРѕ потом переходил РІ чередование быстро сменяющихся Рё резко застывающих РїРѕР·, которые РІ неверном свете даже художнику было невозможно запомнить.

Некоторые позы живо напомнили Даяраму танцующих апсар на фресках в седьмой комнате святилища храма Брихадисвара в Танджоре, созданных в те же времена, что и скульптуры Кхаджурахо. Выпрямленные в плечах и согнутые в локтях руки были раскинуты в стороны, покачиваясь вниз и вверх. Повороты тела в осиной талии чередовали движения рук и делали жест похожим на взмахи крыльев морской птицы. Но в танце Тиллоттамы не было обязательного приседания с согнутыми коленями, который в Бхарат Натья означает тягу земной жизни.

Она приближалась и отступала, резко выпрямляясь, и шаг за шагом делалась все отрешеннее и недоступнее. Без всяких украшений, без актерства или условных жестов танца, нагая девушка была правдивой и откровенной наедине с собой и господином мира — Джагганатхом.

Художник, не смея пошевелиться, смотрел на Тиллоттаму, даже не подумав, что совершает нехороший поступок, подглядывая чужую тайну.

Танцовщица была выше этого, как древняя Р±РѕРіРёРЅСЏ, настоящая апсара. Ее тело было даже прекраснее, чем РѕРЅ представлял себе. РќРё малейшего колебания, угрызения совести РЅРµ было РІ душе художника — только чистое созерцание красоты Рё легкое ошеломление РѕС‚ невероятности происходящего. Где-то РІ глубине памяти шевельнулось сознание, что РѕРЅ слышал РѕР± этом… Великие Р±РѕРіРё! Тиллоттама выполняла танец так, как РѕРЅ был описан РІ РєРЅРёРіРµ известного искусствоведа Р?РЅРґРёРё Аджита Мукерджи, вышедшей всего шесть лет назад. Да, конечно!

«Шаг за шагом она становилась символом отказа от желаний, — вспоминал художник, — звеном между прошлым и настоящим, видимым и невидимым. Уничтожая все следы себя, она находила свое „я“ в изображениях, созданных и подлежащих созданию, и кое-что большее, что мир безусловной реальности никогда не мог найти». Какое гениальное описание танца арати, и вот его исполнение! Даярам был уверен, что Тиллоттама прочла Мукерджи и выполняла его указания. Зачем?

Танцовщица остановилась, замерев РЅР° месте. Медленно, будто РІРѕ СЃРЅРµ, РѕРЅР° сделала РґРІР° шага Рє прямоугольному выступу небольшого древнего алтаря Рё так же медленно опустилась РЅР° колени, склонив голову Рё высоко РїРѕРґРЅСЏРІ СЂСѓРєРё. Ее тело струилось — так плавны Рё незаметны были движения. Полушепотом, РЅР° чистейшем санскрите, танцовщица произнесла РЅРµ то молитву, РЅРµ то заклинание, Рё слова ее поразили Даярама РЅРµ меньше, чем танец. РћРЅР° молила Р±РѕРіРѕРІ Рѕ всех, таких, как РѕРЅР°, жертвах РЅР° алтаре любви. Тех, СЃ горячей РєСЂРѕРІСЊСЋ Рё сильным телом, которых оскорбляли Рё обманывали без счета Рё меры, СЃРЅРѕРІР° Рё СЃРЅРѕРІР°, топча достоинство, веру, стремление Рє светлой жизни… РќРµ успел Рамамурти опомниться, как легкое дуновение ее РіСѓР± погасило светильники. Мгновенно РІСЃРµ исчезло РІ непроницаемом мраке. Даярам отступил Р·Р° выступ стены, вжался РІ нишу. Едва слышно прозвучали легкие шаги.

Художник долго стоял во тьме и молчании, потом вышел в портик и осторожно огляделся. Высоко и торжествующе поднялась луна, статуи на стенах еще сильнее выступили из ниш, но художник уже не мог любоваться ими. Он видел тайну живой красоты, во сто крат более захватывающей, чем все статуи Кхаджурахо, он приобщился к обряду незапамятной древности. «Она находила свое „я“ в изображениях… созданных или еще подлежащих созданию…» — снова прозвучали в нем слова Мукерджи. «Подлежащих созданию»… да как он не понял, сами боги посылают ему модель для создания Анупамсундарты Парамрати! Только она, Амрита-Тиллоттама, вдохновит его, простого художника, и даст ему силу для подвига, которого он один не сможет совершить!

Неопределенное сознание своей мощи, пришедшее к нему этой ночью, теперь стало реальным, собранным чувством отваги и уверенности. Даярам бросился грудью на плиты северной стороны храма, приятно холодившие разгоряченное тело, а затем перевернулся на спину, уносясь взором в глубину небосвода, где лунные лучи вели борьбу с едва заметными звездами.

Рамамурти явился РІ деревню уже РїСЂРё свете РґРЅСЏ, РЅРѕ Рё РІ затененной комнате долго РЅРµ РјРѕРі заснуть. Тиллоттама, как ожившая апсара-сурасундари, неотступно стояла РІ его памяти, такая же наполненная пламенем жизни, как Рё РІРѕ мраке виманы Вишванатха. Читрини — картинная женщина, РІ древних канонах красоты. Это РЅРµ буквальный перевод, так как одновременно означает Рё РїРѕРґСЂСѓРіСѓ художника, Рё его модель, Рё женщину, послужившую для изваяний апсар Рё РґСЂСѓРіРёС… Р±РѕРіРёРЅСЊ РЅР° стенах храмов, особенно для эротических религиозных изображений. «Ее твердые РіСЂСѓРґРё близко Рё высоко посажены… — начал цитировать Даярам, — ее тело пахнет медом, Р° талия тонка, как Сѓ осы… Ее лицо СЏСЃРЅРѕ Рё спокойно… РѕРЅР° быстро РїСЂРёС…РѕРґРёС‚ РІ экстаз, любит сложные любовные РёРіСЂС‹ Рё РїРѕР·С‹ — отсюда отчасти Рё ее название, потому что РІСЃРµ скульптуры майтхун РІ храмах связаны СЃ этим типом женщины».

Сигарета не охладила его пылающую голову. Художник вскочил и стал одеваться. Уже два часа! А вдруг в записке, которая будет положена сегодня, Тиллоттама назначит более ранний час? Несмотря на разгар зноя, Даярам, кое-как поев, поспешил уйти.

Обычный тяжелый Р·РЅРѕР№ струился РїРѕ черным выступам Рё желтым плитам Кандарья-Махадева. Здесь РЅРµ было РЅРё души. Киносъемщики закончили СЃРІРѕСЋ работу. Р?С… снаряжение было погружено РЅР° стоявшую поодаль крытую платформу, соединенную СЃ автомашиной-электростанцией. Р?нстинктивно оглядевшись, Даярам вошел РІ павильон Рё СЃСѓРЅСѓР» СЂСѓРєСѓ РІРѕ впадину, РЅР° месте отбитой челюсти льва.

Записка на малаяламе небрежными буквами извещала художника, что сегодня их свидание не состоится. «Завтра в десять вечера на маленьком балконе Вишванатха, под деревьями. Надо вам кое-что сказать!»

«Милая! — Даярам впервые мысленно назвал так Тиллоттаму. — А как много хочу сказать тебе я!»

Маленький балкон Р·Р° гарбха-РіСЂРёС…РѕР№ РІ дальнем конце храма, РєСѓРґР° можно было проникнуть лишь через СѓР·РєРёР№ РїСЂРѕС…РѕРґ РёР· святилища, был наиболее уединенным местом. Высокие каменные перила ограждали его СЃ трех сторон, Р° сверху нависали ветки РЅРёР·РєРёС… деревьев. Р? РїСЂРё необходимости можно спрыгнуть РЅР° выступ платформы, Р° оттуда РЅР° землю Рё скрыться РІ кустах. РћРЅР° СЏРІРЅРѕ хотела, чтобы РёС… свидание осталось незамеченным. Лучшего места нельзя найти!

РћС‚ огорчения, что РѕРЅ РЅРµ СѓРІРёРґРёС‚ сегодня Тиллоттамы, осталась лишь легкая досада, РЅРѕ Рё РѕРЅР° исчезла, едва художник сообразил, что, может быть, отсрочка свидания вызвана тем, что РѕРЅР° сегодня повторит СЃРІРѕР№ странный танец. До часа ночи было еще бесконечно долго. Рамамурти принялся было Р·Р° работу, РЅРѕ РѕС‚ жары Рё РґРІСѓС… бессонных ночей глаза отказывались видеть СЃ необходимой зоркостью. Даярам решил перейти РІ храм Вишванатха Рё остаться там РґРѕ ночи, РЅРµ возвращаясь РІ деревню. Еще раньше РѕРЅ обнаружил внутреннюю лестницу, которая вела РѕС‚ гарбха-РіСЂРёС…Рё Рє основанию переднего РёР· четырех главных выступов глубоко рассеченной сикхары. Там находился скрытый балкон, нависавший над верхушкой пирамидальной крыши мандапы. Даярам быстро пробрался РІ потаенное место Рё РІР·РґРѕС…РЅСѓР» СЃ облегчением. Легкий ветерок, РІРЅРёР·Сѓ РЅРµ колыхавший ветвей кустарника, здесь РґСѓР» сильнее. Папку СЃ рисунками — РїРѕРґ Р±РѕРє, СЃСѓРјРєСѓ СЃ карандашами Рё измерительным инструментом — РїРѕРґ голову. Усталый РѕС‚ переживаний, Даярам СЃ наслаждением вытянулся РЅР° маленькой площадке, обрамленной РЅРёР·РєРёРј каменным бортиком, Рё крепко СѓСЃРЅСѓР».