Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Неожиданный поворот в «деле о шприце с лидокаином»: Леонид Филиппов перед смертью дрался с призраком – нож убийцы не оставил дырки на его застёгнутой рубашке!

 

Окончив анализ запросов из компьютера Леонида (этот интереснейший документ прикреплён к моему посту от 25.08.2016), я решила ознакомиться с оправдательным приговором судьи Дмитрия Викторовича Самулина брату Леонида, Александру. Честно говоря, ничего оригинального я в нём обнаружить не надеялась. Приговор (как и обвинительное заключение, с которым дело поступает в суд) – это документ, который все читают в первую очередь и не по одному разу, потому что в нём вкратце изложены все аргументы обвинения и защиты. Поэтому почитать я его решила на сон грядущий, ведь что может быть более усыпляющим, чем юридический документ?

И вот в изложении выводов судебной экспертизы (с. 2–5 приговора) читаю, что ножевая рана на животе Леонида могла быть нанесена его собственной рукой (с. 4).

На той же странице читаю, что на лице Леонида имеются травмы, которые не могли возникнуть при падении с высоты своего роста на пол. Тем не менее, каким же образом они могли быть получены, эксперты не разъясняют. Получены не в результате падения, и всё тут, а как – думайте сами.

Иначе говоря, чертовщина какая-то: ножом себя ударил сам, лидокаин ввёл сам (во всяком случае, экспертиза этого не отрицает), молекулярно-генетические следы постороннего человека отсутствуют... а избит был по лицу, получается, кем-то другим? Вот это сюжет покруче Конан Дойля! Однако той возможности, что ушибы нанесены с какой-то целью самим потерпевшим, эксперты вообще не рассматривают, хотя вообще говоря, такие ситуации встречаются в экспертной практике нередко: то хитрый муж, задумавший отсудить ребёнка, сам себя отдубасит скалкой, имитируя побои, причинённые женой, то злая тёща, решившая выселить зятька, ломает себе палец, да и лица, уклоняющиеся от службы в армии, проявляют завидную изобретательность. В общем, такой вариант экзотикой отнюдь не является.

Читаю далее словесное описание этих загадочных травм (с. 1–2). Их три, и все они нанесены неким неустановленным тупым предметом (одним и тем же стало быть) и представляют собой небольшие продолговатые полосы со скруглёнными краями.

1. Первый след, по словесному описанию, находился «в наружной трети левой надбровной дуги» (как было проверено позднее по посмертной фотографии, надбровной дугой авторы называют зону под бровью, что само по себе довольно странно). Длина следа 1,5 см. Расположена в наружной трети левой брови (прямо под бровью). Положение на условном циферблате – 10–16.

Поясню насчёт условного циферблата. Если вообразить этот продолговатый след в виде стрелки на условном циферблате, она представляет собой линию, которая тянется от 10 до 16 часов. Именно так описывают в экспертизах ножевые ранения и продолговатые ушибы.

2. Второй след находится на 1 см выше переносицы и «ориентирован вертикально» (позднее по посмертной фотографии проверено, что идеально вертикальной она не является, а на условном циферблате скорее представляет собой стрелку на полдвенадцатого). Длина – 1 см.

3. Третий след расположен над правой бровью (над средней третью правой брови). Положение на условном циферблате 14–20 часов. Длина – 2 см.

Начнём с «неустановленного тупого предмета», оставившего на лице Леонида эти таинственные следы. Так уж и неустановленный?! А как же нож, который приобщён к вещественным доказательствам и сфотографирован во всех ракурсах рядом с линейкой? По фотографии с линейкой видно, что рукоятка у него тупая, и максимальный след, который может быть оставлен тыльной частью ножа, – как раз 2 см, что мы и видим в описании травм, сделанных по типу ушибов.

 

 

Вот тот самый, якобы неизвестный следствию, «тупой предмет». Это тыльная сторона ножа, а не то, что вы подумали (при словах «удар был нанесён тупым предметом» все почему-то дружно вспоминают известный милицейский анекдот: «Удар был нанесён очень тупым предметом – возможно, головой»)

 

Ну а раз ушибы нанесены по лбу тыльной стороной того же самого ножа, которым Леонид ударил себя в живот, то возникает естественное предположение, что травмы эти он нанёс себе сам, чтобы сделать своё заявление о нападении несуществующих хулиганов более правдоподобным.

Далее я, разумеется, беру лист бумаги и рисую на нём схему травм, описанных экспертами и позднее уточнённых по посмертной фотографии. Вот та же схема в более художественном варианте (у меня, конечно, был рисунок типа «ручки, ножки, огуречик»):

 

 

Схема ушибов на лице Леонида Филиппова

 

Затем я беру этот лист, разворачиваю нарисованным лицом от себя и проверяю, как могли быть нанесены эти травмы.

На фотографиях вы можете рассмотреть результаты этого «следственного эксперимента», занявшего у меня не более 10 минут вместе с рисованием схемы. Ни за что не поверю, что у помощников прокурора Ленинского района, Орлова Андрея Алексеевича, лично осуществлявших уголовное преследование Александра Филиппова, этих 10 минут, чтобы осилить смысл описания экспертов (или попросту взгянуть на посмертную фотографию) не было! Но, видимо, 10 драгоценных минут для прокурора – это несоизмеримо важнее, чем 12 лет строгого режима для Саши Филиппова! Чтобы вы не подумали, что я что-то преувеличиваю, ниже эти люди поимённо перечислены и приведена их позиция по делу.

Уточню, что размер лица, травм и макета ножа на всех прилагающихся здесь фото я сделала в натуральном размере. Извиняюсь только, что «следственный эксперимент» продемонстрирован на женщине. Это связано с тем, что мужчины реагируют на подобные предложения с тревогой («И куда пойдёт эта фотография? Меня что, в уголовное дело вставят?»).

Уважаемые читатели! Распечатайте эту схему и сами убедитесь, что все три травмы нанесены самим потерпевшим с помощью рукоятки того самого ножа, длина тыльной части которого составляет 2 см. Обратите внимание: следы остаются именно под теми углами, что отмечены в экспертизе – попросту потому, что «так руки растут»! Более того, учитывая, что удары наносились правой рукой потерпевшего, становится понятно, почему след над правой бровью самый длинный (2 см), под левой бровью короче (1,5 см), а над переносицей самый короткий (1 см). Это объясняется тем, что первый удар наносился при самом удобном положении руки, в результате чего рукоятка при замахе отпечаталась полностью; второй – при несколько менее удобном положении (соприкосновение рукоятки с поверхностью лба неполное); третий удар был нанесён в самом неудобном положении руки (видимо, специально, чтобы ссадины выглядели нанесёнными хаотично и «разнообразно»). В результате, рукоятка вошла в соприкосновение с поверхностью лба лишь наполовину (длина следа – всего 1 см).

 

 

След № 1 – под левой бровью, положение 10–16 часов, длина 1,5 см

 

 

След № 2 – на 1 см выше переносицы, «ориентирован вертикально», длина 1 см

 

 

 

След № 3 – средняя треть правого надбровья, положение 14–20 часов, длина 2 см

 

 

То же самое близко. Обратите внимание, насколько естественно здесь положение руки, благодаря чему вся поверхность рукоятки входит в соприкосновение с поверхностью лба и след получается наиболее длинным – 2 см

 

Далее я решила посмотреть, как был направлен след на животе. Описание гласит, что колото-резаное ранение расположено на 7 см выше пупа и локализовано по срединной линии живота. Оно являлось очень поверхностным и со смертью погибшего никак не связано. Недаром Леонид, погибший в результате своей неудачной мистификации, выяснял в интернете насчёт того, нет ли чего важного в районе диафрагмы и солнечного сплетения, и даже изучал вопрос, как делается кесарево сечение (как раз по этой самой срединной линии, только ниже пупа, однако и выше пупа ничего важного не находится), см. мой анализ запросов, сохранившихся за 5 дней в браузере «Оpera» в посте от 25.08.2016.

Так вот, длина и направление этого следа полностью совпадают с длиной и направлением следа под левой бровью (длина 1,5 см, угол на условном циферблате – 10–16 часов), и понятно почему: эти удары сделаны правой рукой самого потерпевшего, а хват ножа при этом, естественно, был одинаковым (проверьте сами!). Поэтому и угол наклона лезвия (в случае со лбом, тыльной части) при обоих ударах совпадает.

 

 

Сравните положение правой руки при этих двух ударах: Продолговатые травмы (одна из них нанесена лезвием ножа, вторая – его рукояткой) имеют одинаковый угол: 10–16 часов на условном циферблате

 

А теперь внимательно посмотрите на фотографию рубашки. Вы видите на ней дырку? Я нет. В документах, где подробно описываются все вещественные доказательства, тоже никакая дырка от ножа не упоминается! (Пишу, а сама думаю: вдруг после того, как я об этом написала, она каким-то чудесным образом там появится, ведь и рубашка, и нож хранятся в полиции в камере вещественных доказательств? Однако, повторяю, на фотографии и в документах дырка от ножа отсутствует!).

 

 

Ранение было нанесено по линии, где расположены пуговицы, а пятна крови находятся едва ли не на боку, и при этом дырка от ножа на рубашке отсутствует. Догадайтесь: как это могло случиться?

 

Впрочем, на отсутствии дырки сюрпризы не заканчиваются. Как указано на с. 11–12 приговора, офицеры полиции Муллахметов А.Р. и Еремеев Д.В. (каждый по отдельности!) зафиксировали в описании места происшествия и повторили на допросе, что рубашка потерпевшего была застёгнута! (Именно так она и сфотографирована).

Учитывая осторожность Леонида, хорошо заметную по его запросам в интернете (вспомним, как детально он выбирал обезболивающее, которое не имело бы противопоказаний для его не совсем здорового желудка, см. мой анализ запросов в посте от 25.08.2016), можно легко понять, почему дырка в рубашке отсутствует. Юноша боялся, что в рану попадут нитки от одежды и какая-нибудь инфекция! Поэтому, прежде чем нанести поверхностный удар, он предусмотрительно поднял рубашку.

А теперь внимание! Вспомним, где, согласно описанию экспертов, было обнаружено ранение живота: оно было локализовано по срединной линии живота. Почему же тогда пятно крови находится едва ли не на боку? (Особенно если учитывать, что дырки от ножа нет, а пуговицы были застёгнуты!).

Старший помощник прокурора Ленинского района Ирина А. Юдина, требовавшая для Саши Филиппова 12 лет колонии строгого режима, не задалась этим вопросом, равно как и прокурор Соломатова Татьяна М., добившаяся в облсуде отмены оправдательного приговора, вынесенного судьёй Дмитрием Самулиным. Не заметила такую мелочь и бывший заместитель прокурора Ленинского района Чурун Анна Анатольевна, ныне прокурор Тогучинского района, которая подписала обвинительное заключение для передачи дела в суд.

Итак, реконструируем, что произошло на самом деле. Выбрав безопасное место для удара ножом (и, скорее всего, пометив его незаметно ручкой или каким-то иным способом), Леонид специально надел рубашку с пуговицами, чтобы отсутствие дырки от ножа списать на то, что, поскольку удар пришёлся в центр живота, нож попал в участок между пуговицами.

Если бы так и было, произошло бы следующее:

1. У мужской рубашки (в отличие от женской, где наоборот) левая пола идёт сверху, а правая снизу. В том случае, если нож каким-то чудом попадёт между застёгнутых пуговиц и не повредит при этом рубашку, ранение будет слева от срединной линии. А строго по срединной линии при рубашке, застёгивающейся внахлёст, ранение при отсутствии дырки невозможно. Между тем, на посмертной фотографии видно, что след от ножа находится от срединной линии даже несколько вправо, чего в принципе быть не может!

2. При попадании ножа между полами рубашки (в просвет между пуговицами), кровь тут же и брызнула бы посередине – там, где пуговицы. Но там крови нет ни капли! Почему? Потому, что Леонид, замахиваясь правой рукой с ножом, держал рубашку левой рукой, а при этом она (попробуйте сами!) неизбежно сбивается вправо. (Проведите сами небольшой «следственный эксперимент»: предложите нескольким вашим знакомым сымитировать такой же удар, и никто из них не сдвинет рубашку влево, поскольку это неудобно).

Итак, при поддерживании рубашки левой рукой (а правая в этот момент замахивается ножом) левая пола оказывается как раз напротив ранения, нанесённого по срединной линии живота. Поэтому, когда Леонид опустил рубашку, пятно оказалось не в районе пуговиц, где оно должно было быть, если бы нож действительно попал между ними, а едва ли не на левом боку!

 

 

При ранении, нанесённом в срединную линию живота, пятно крови на левом боку могло появиться следующим образом: потерпевший сам нанёс себе удар правой рукой, придерживая левой рукой полы рубашки, в результате чего левая сторона рубашки ушла вправо. Заметим: на месте ранения ни следов крови, ни дырки от ножа нет!

 

Вспоминая отражённую в интернет-запросах детальность, с которой Леонид готовился к осуществлению своего плана, не удивлюсь, если при осмотре одежды, изъятой из комнаты в качестве вещественных доказательств, обнаружится какая-нибудь футболка с карандашной разметкой, где резать ножом, ведь возможно, что поначалу он мог планировать не воспользоваться рубашкой с пуговицами, а нанести ранение и затем проделать в футболке соответствующую дырку.

Тем не менее, осуществить задуманное помешала досадная случайность, которой Леонид всё же не предусмотрел (см. самый конец документа к посту от 25.08.2016, где говорится о том, какую роль сыграла огромная порция суши, съеденная Леонидом перед инъекцией лидокаина, который сам по себе к внутривенному введению не предназначен). Падение на пол с «оскольчатым переломом носа» произошло совершенно внезапно: это очевидно по тому, что на голове Леонида так и остались наушники, подключённые к компьютеру, где шёл японский фильм-анимэ.

Если же принять точку зрения обвинения, получается, что преступник нынче пошёл какой-то совсем уж инфернальный: детектор лжи успешно обманывает, молекулярно-генетических следов не оставляет, раны на животе наносит прямо через застёгнутую рубашку, причём кровь на рубашке проступает не там, где ранение, а совсем в другом месте. И главное: перед нанесением удара он вкалывает жертве обезболивающее, да ещё такое, которое не имеет противопоказаний при болезни желудка, которой страдает потерпевший. После таких чудес впору пригласить в прокуратуру Ленинского района батюшку, чтоб освятил это учреждение!

А если серьёзно, прошу считать эту статью открытым письмом прокурору Ленинского района г. Новосибирска, Орлову Андрею Алексеевичу, с просьбой принять соответствующие меры. Также предлагаю неравнодушным читателям регистрировать на имя прокурора заявления с изложенными здесь фактами(можно также дать ссылку на документ, прикреплённый к моему посту от 25.08.2016, где содержится анализ интернет-запросов с компьютера Леонида), чтобы поставить А.А. Орлова в ответственное положение за происходящее, поскольку его личной подписи в деле я не увидела.

 

Координаты прокуратуры:

630100, г. Новосибирск, ул. Планировочная, д. 5, эт. 2

E-mail: len@prokrf-nso.ru

Сайт: prokuratura-nso.ru

Режим работы: пн. – пт. 09:00–18:00, обед 12:30–13:30.

Выходные: сб, воскр.

Прокурор: Орлов Андрей Алексеевич

 

Если мер не последует, следует послать электронное обращение на имя Президента РФ http://letters.kremlin.ru/ (документооборот здесь великолепный – ответ придёт в течение 12–14 дней) и параллельно в Генпрокуратуру, а также в любые другие инстанции, которые читатели сочтут нужным (например, с помощью создания петиции на Change.org, которую подпишут, несомненно, сотни тысяч человек).