Мои Конспекты
Главная | Обратная связь

...

Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Октября 1836 года 9 страница





Помощь в ✍️ написании работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Пугачев скитался по той же степи. Войска отовсюду окружали его; Меллин и Муфель, также перешедшие через Волгу, отрезывали ему дорогу к северу; легкий полевой отряд шел ему навстречу из Астрахани; князь Голицын и Мансуров преграждали его от Яика; Дундуков с своими калмыками рыскал по степи; разъезды учреждены были от Гурьева до Саратова, и от Черного до Красного Яра. Пугачев не имел средств выбраться из сетей, его стесняющих. Его сообщники, с одной стороны видя неминуемую гибель, а с другой - надежду на прощение, стали сговариваться, и решились выдать его правительству.

Пугачев хотел итти к Каспийскому морю, надеясь как-нибудь пробраться в киргиз-кайсацкие степи. Казаки на то притворно согласились: но сказав, что хотят взять с собою жен и детей, повезли его на Узени, обыкновенное убежище тамошних преступников и беглецов. 14 сентября они прибыли в селения тамошних староверов. Тут произошло последнее совещание. Казаки, не согласившиеся отдаться в руки правительства, рассеялись. Прочие пошли ко ставке Пугачева.

Пугачев сидел один в задумчивости. Оружие его висело в стороне. Услыша вошедших казаков, он поднял голову и спросил, чего им надобно? Они стали говорить о своем отчаянном положении, и между тем, тихо подвигаясь, старались загородить его от висевшего оружия. Пугачев начал опять их уговаривать итти к Гурьеву городку. Казаки отвечали, что они долго ездили за ним и что уже ему пора ехать за ними. Что же? сказал Пугачев, вы хотите изменить своему государю? - Что делать! отвечали казаки, и вдруг на него кинулись. Пугачев успел от них отбиться. Они отступили на несколько шагов. Я давно видел, вашу измену, сказал Пугачев, и подозвав своего любимца, илецкого казака Творогова, протянул ему свои руки и сказал: вяжи! Творогов хотел ему скрутить локти назад. Пугачев не дался. Разве я разбойник? говорил он гневно. Казаки посадили его верхом, и повезли к Яицкому городку. Во всю дорогу Пугачев им угрожал местью великого князя. Однажды нашел он способ высвободить руки, выхватил саблю и пистолет, ранил выстрелом одного из казаков, и закричал, чтоб вязали изменников. Но никто уже его не слушал. Казаки, подъехав к Яицкому городку, послали уведомить о том коменданта. Казак Харчев и сержант Бардовский высланы были к ним навстречу, приняли Пугачева, посадили его в колодку и привезли в город, прямо к гвардии капитан-поручику Маврину, члену следственной комиссии. (104)

Маврин допросил самозванца. Пугачев с первого слова открылся ему. Богу было угодно, сказал он, наказать Россию через мое окаянство. - Велено было жителям собраться на городскую площадь; туда приведены были и бунтовщики, содержащиеся в оковах. Маврин вывел Пугачева, и показал его народу. Все узнали его; бунтовщики потупили голову. Пугачев громко стал их уличать, и сказал: вы погубили меня; вы несколько дней сряду меня упрашивали принять на себя имя покойного великого государя; я долго отрицался, а когда и согласился, то все, что ни делал, было с вашей воли и согласия; вы же поступали часто без ведома моего и даже вопреки моей воли. Бунтовщики не отвечали ни слова.

Суворов между тем прибыл на Узени, и узнал от пустынников, что Пугачев был связан его сообщниками, и что они повезли его к Яицкому городку. Суворов поспешил туда же. Ночью сбился он с дороги, и нашел на огни, раскладенные в степи ворующими киргизами. Суворов на них напал и прогнал, потеряв несколько человек, и между ими своего адъютанта Максимовича. Через несколько дней прибыл он в Яицкой городок. Симонов сдал ему Пугачева. Суворов с любопытством расспрашивал славного мятежника о его военных действиях и намерениях и повез его в Симбирск, куда должен был приехать и граф Панин.

Пугачев сидел в деревянной клетке на двуколесной телеге. Сильный отряд, при двух пушках, окружал его. Суворов от него не отлучался. В деревне Мостах (во сте сорока верстах от Самары) случился пожар близ избы, где ночевал Пугачев. Его высадили из клетки, привязали к телеге вместе с его сыном, резвым и смелым мальчиком, и во всю ночь Суворов сам их караулил. В Коспорье, против Самары, ночью, в волновую погоду, Суворов переправился через Волгу, и пришел в Симбирск в начале октября.

Пугачева привезли прямо на двор к графу Панину, который встретил его на крыльце, окруженный своим штабом. - Кто ты таков? спросил он у самозванца. - Емельян Иванов Пугачев, отвечал тот. - Как же смел ты, вор, назваться государем? продолжал Панин. - Я не ворон (возразил Пугачев, играя словами и изъясняясь, по своему обыкновению, иносказательно), я вороненок, а ворон-то еще летает. - Надобно знать, что яицкие бунтовщики, в опровержение общей молвы, распустили слух, что между ими действительно находился некто Пугачев, но что он с государем Петром III, ими предводительствующим, ничего общего не имеет. Панин, заметя, что дерзость Пугачева поразила народ, столпившийся около двора, ударил самозванца по лицу до крови, и вырвал у него клок бороды. Пугачев стал на колени, и просил помилования. Он посажен был под крепкий караул, скованный по рукам и по ногам, с железным обручем около поясницы на цепи, привинченной к стене. Академик Рычков, отец убитого симбирского коменданта, видел его тут и описал свое свидание. Пугачев ел уху на деревянном блюде. Увидя Рычкова, он сказал ему: добро пожаловать, и пригласил его с ним отобедать. Из чего, пишет академик, я познал его подлый дух. Рычков спросил его, как мог он отважиться на такие великие злодеяния? - Пугачев отвечал: виноват пред богом и государыней, но буду стараться заслужить все мои вины. И подтверждал слова свои божбою (по подлости своей, опять замечает Рычков). Говоря о своем сыне, Рычков не мог удержаться от слез; Пугачев, глядя на него, сам заплакал.

Наконец Пугачева отправили в Москву, где участь его должна была решиться. (105) Его везли в зимней кибитке, на переменных обывательских лошадях; гвардии капитан Галахов и капитан Повало-Швейковский, несколько месяцев пред сим бывший в плену у самозванца, сопровождали его. Он был в оковах. Солдаты кормили его из своих рук, и говорили детям, которые теснились около его кибитки: помните, дети, что вы видели Пугачева. Старые люди еще рассказывают о его смелых ответах на вопросы проезжих господ. Во всю дорогу он был весел и спокоен. В Москве встречен он был многочисленным народом, недавно ожидавшим его с нетерпением и едва усмиренным поимкою грозного злодея. Он был посажен на Монетный двор, где с утра до ночи, в течение двух месяцев, любопытные могли видеть славного мятежника прикованного к стене, и еще страшного в самом бессилии. Рассказывают, что многие женщины падали в обморок от его огненного взора и грозного голоса. Перед судом он оказал неожиданную слабость духа (106) . Принуждены были постепенно приготовить его к услышанию смертного приговора. Пугачев и Перфильев приговорены были к четвертованию; Чика - к отсечению головы; Шигаев, Падуров и Торнов - к виселице; осьмнадцать человек - к наказанию кнутом и к ссылке на каторжную работу. - Казнь Пугачева и его сообщников совершилась в Москве, 10 января 1775 года. С утра бесчисленное множество народа столпилось на Болоте, где воздвигнут был высокий намост. На нем сидели палачи и пили вино, в ожидании жертв. Около намоста стояли три виселицы. Кругом выстроены были пехотные полки. Офицеры были в шубах, по причине жестокого мороза. Кровли домов и лавок усеяны были людьми; низкая площадь и ближние улицы заставлены каретами и колясками. Вдруг все заколебалось и зашумело; закричали: везут, везут! Вслед за отрядом кирасир ехали сани, с высоким амвоном. На нем, с открытою головою, сидел Пугачев, насупротив его духовник. Тут же находился чиновник Тайной экспедиции. Пугачев, пока его везли, кланялся на обе стороны. За санями следовала еще конница и шла толпа прочих осужденных. Очевидец (в то время едва вышедший из отрочества, ныне старец, увенчанный славою поэта и государственного мужа) описывает следующим образом кровавое позорище:

"Сани остановились против крыльца лобного места. Пугачев и любимец его Перфильев, в препровождении духовника и двух чиновников, едва взошли на эшафот, раздалось повелительное слово: на караул, и один из чиновников начал читать манифест. Почти каждое слово до меня доходило.

При произнесении чтецом имени и прозвища главного злодея, также и станицы, где он родился, обер-полицеймейстер спрашивал его громко: ты ли донской казак, Емелька Пугачев? Он столь же громко ответствовал; так, государь, я донской казак, Зимовейской станицы, Емелька Пугачев. Потом, во все продолжение чтения манифеста, он, глядя на собор, часто крестился; между тем, как сподвижник его, Перфильев, немалого роста, сутулый, рябой и свиреповидный, стоял неподвижно, потупя глаза в землю. По прочтении манифеста, духовник сказал им несколько слов, благословил их и пошел с эшафота. Читавший манифест последовал на ним. Тогда Пугачев, сделав с крестным знамением несколько земных поклонов, обратился к соборам, потом с уторопленным видом стал прощаться с народом; кланялся во все стороны, говоря прерывающимся голосом: прости, народ православный; отпусти, в чем я согрубил пред тобою... прости, народ православный! При сем слове экзекутор дал знак: палачи бросились раздевать его; сорвали белый бараний тулуп; стали раздирать рукава шелкового малинового полукафтанья. Тогда он сплеснул руками, повалился навзничь, и в миг окровавленная голова уже висела в воздухе..." (107)

Палач имел тайное повеление сократить мучения преступников. У трупа отрезали руки и ноги, палачи разнесли их по четырем углам эшафота, голову показали уже потом и воткнули на высокий кол. Перфильев, перекрестясь, простерся ниц и остался недвижим. Палачи его подняли, и казнили так же, как и Пугачева. Между тем, Шигаев, Падуров и Торнов уже висели в последних содроганиях... В сие время зазвенел колокольчик; Чику повезли в Уфу, где казнь его должна была совершиться. Тогда начались торговые казни; народ разошелся; осталась малая кучка любопытных около столба, к которому, один после другого, привязывались преступники, присужденные к кнуту. Отрубленные члены четвертованных мятежников были разнесены по Московским заставам, и несколько дней после, сожжены вместе с телами. Палачи развеяли пепел. Помилованные мятежники были, на другой день казней, приведены пред Грановитую палату. Им объявили прощение, и при всем народе сняли с них оковы.

Так кончился мятеж, начатый горстию непослушных казаков, усилившийся по непростительному нерадению начальства, и поколебавший государство от Сибири до Москвы, и от Кубани до Муромских лесов. Совершенное спокойствие долго еще не водворялось. Панин и Суворов целый год оставались в усмиренных губерниях, утверждая в них ослабленное правление, возобновляя города и крепости, и искореняя последние отрасли пресеченного бунта. В конце 1775 года обнародовано было общее прощение, и повелено все дело предать вечному забвению. Екатерина, желая истребить воспоминание об ужасной эпохе, уничтожила древнее название реки, коей берега были первыми свидетелями возмущения. Яицкие казаки переименованы были в Уральские, а городок их назвался сим же именем. Но имя страшного бунтовщика гремит еще в краях, где он свирепствовал. Народ живо еще помнит кровавую пору, которую - так выразительно - прозвал он пугачевщиною.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

(95) Их было три брата. Старший, известный дерзким покушением на особу короля Станислава Понятовского; меньшой с 1772 года находился в плену, и жил в доме губернатора, которым был он принят, как родной.

(96) Слышано мною от К. Ф. Фукса, доктора и профессора медицины при Казанском университете, человека столь же ученого, как и любезного и снисходительного. Ему обязан я многими любопытными известиями касательно эпохи и стороны, здесь описанных.

(97) Пред сим цена соли, установленная Пугачевым, была по 5 коп. за пуд; подушный оклад по 3 коп. с души; жалованье военным чинам обещал он утроить, а рекрутский набор производить через каждые 5 лет.

(98) За сообщение бумаг, обнаруживающих сношения Перфильева с правительством (обстоятельство вовсе неизвестное), обязаны мы благодарностию А. П. Галахову, внуку капитана гвардии, на коего правительством возложены были в то время важные поручения.

(99) Граф Петр Иванович Панин, генерал-аншеф, орденов св. Андрея и св. Георгия первой степени кавалер, и проч., сын генерал-поручика Ивана Васильевича, родился в 1721 году. Начал службу свою под начальством фельдмаршала графа Миниха; в 1736 году находился при взятии Перекопа и Бахчисарая. Во время семилетней войны служил генерал-маиором, и был главным виновником успеха Франкфуртского сражения. 1762 года пожалован он в сенаторы. 1769 назначен он был главнокомандующим Второй армии. 1770 взяты им Бендеры; в том же году вышел он в отставку. Возмущение Пугачева вызвало снова Панина из уединения на поприще трудов политических. Он скончался в Москве в 1789 году, на 69 году от рождения.

(100) См. Приложения, II.

(101) Показания казаков Фомина и Лепелина. Они не знают имени гвардейского офицера, с ними отряженного к Петровску; но Бошняк в своем донесении именует Державина.

(102) В то время издан был список (еще не весьма полный) жертвам Пугачева и его товарищей; помещаем его здесь:

Описание, собранное поныне из ведомостей разных городов, сколько самозванцем и бунтовщиком Емелькою Пугачевым и его злодейскими сообщниками осквернено и разграблено божиих храмов, также побито дворянства, духовенства, мещанства и прочих званий людей, с показанием, кто именно и в которых местах.

В городе Казани:

Ворвавшись они в город, и входя во храмы божии в шапках, с оружием, грабили и выгоняли укрывающихся там людей.

А именно:

В Казанском богородицком соборе,

- Владимирском соборе,

- церкви Московских чудотворцев,

- церкви Николая чудотворца, именуемого Тольского,

- церкви Николая чудотворца, именуемого Низкого,

- церкви Живоначальныя троицы,

- церкви Воскресения христова,

- церкви Варламия Хутынского,

- церкви Пресвятыя богородицы грузинския,

- церкви Вознесения господня,

- церкви Тихвинския пресвятыя богородицы,

- церкви Четырех евангелистов,

- церкви Алексея человека божия,

- Троицком Федоровском монастыре,

- церкви Рождества пресвятыя богородицы,

- Петропавловском соборе, не могши отбить дверей, стреляли с паперти в окошки.

В городе Цывильске, в церкви Казанския богородицы.

В Чебоксарском уезде, в приходских церквах:

В селе Сретенском,

- селе Богоявленском,

- селе Успенском,

- селе Введенском.

В оных церквах злодеи не только грабили и убивали, но и святые иконы кололи и утварь церковную раздирали.

То ж самое делали Пензенской провинции:

В городе Петровске, церкви Казанския богородицы,

- селе Чардыме, в приходской церкви.

Нижегородской губернии, в Арзамасском уезде:

В селе Черковском, в приходской церкви.

Алатырского уезда:

В селе Сутяжном, в приходской церкви,

- селе Семеновском, в приходской церкви,

- городе Курмыше, в соборной церкви Николаевской и Троицкой.

Курмышского уезда, в приходских церквах:

В селе Шуматове,

- селе Шумшевашах,

- селе Больших Туванах,

- селе Алменеве,

- селе Усе.

Воронежской губернии, в Нижнем Ломове:

В Богородском казанском монастыре.

Оренбургской губернии:

В Оренбургском предместии, в церкви Георгиевской.

На Меновом дворе, в церкви Захария и Елисаветы, святые иконы вынуты из мест своих и повержены на землю, и некоторые расколоты.

В загородном губернаторском доме, в церкви святого Иоанна Предтечи то ж учинено.

В Сакмарском городке

- Татищевой крепости

- Рассыпной крепости

- Сорочинской крепости

- Тоцкой крепости

- Магнитной крепости,

- Карагайской

- в приходских сих крепостей церквах, входя, злодеи оклады с икон и всю утварь церковную грабили

Бугульминского ведомства, в селе Спаском, в приходскую церковь въезжали на лошадях, и грабили церковную утварь.

В селе Борисоглебском, и в Канжинской слободе, в приходских церквах тож делали.

Пермской провинции:

В разных церквах делали грабежи, а в некоторых и в царские двери входили, как то:

на Юговском Осокина заводе,

В селе Крестовоздвиженском, селе Дубенском,

На Ижевском казенном заводе,

В селе Березовке,

- селе Троицком, Олшина тож,

Осинского уезда в селе Крылове,

На Юго-Камском заводе,

В селе Николаевском,

- Троицкой крепости.

Да сожжены церкви:

На Саткинском заводе,

В пригороде Осе,

На Петропавловском и Воткинском заводах,

В Икосове винокуренном заводе,

- Златоустовском и Сатковском заводах,

- Авзяно-Петровском заводе.

Сверх того, по Оренбургской линии злодеи, шед даже до Троицкой крепости, церкви божии сожигали, и образа находили после разбросаны, а иные и расколоты.

В городе Казани убиты до смерти:

Генерал-маиор Нефед Кудрявцев,

Полковник Иван Родионов,

Сын его артиллерии отставный капитан Александр Родионов,

Коллежский советник Казимир Гурской,

Коллежские асессоры:

Петр Брюховской, Федор Попов с женою,

Премьер-маиор Данила Хвостов,

Капитаны: Василий Онучин, Лука Ефимов,

Поручик Александр Маслов.

Подпоручики:

Иван Богданов,

Иван Носов,

Гаврила Нармоцкой.

Прапорщики:

Павел Лелин,

Андрей Герздорф,

Алексей Тарбеев.

Комиссары:

Лука Ефимов,

Иван Пономарев,

Лекарский ученик Иван Михайлов.

При гимназии информаторы:

Немецкого класса: Аарон Тих,

Рисовального: Иван Кавелин,

Ученик Иван Петров,

Часовой мастер Шильд,

Отставный секретарь Александр Голдобин.

Регистраторы:

Иван Ворохов,

Григорий Овсяников.

Канцеляристы:

Иван Карпов,

Александр Акишев,

Герасим Андроников,

Подканцелярист Степан Попов.

Унтер-офицеры:

Сержант Иван Белобородов,

Вахмистр Онисим Нармоцкой,

Подпрапорщики: Степан Реутов, Иван Неудашнов,

Каптенармус Дмитрий Стрелков.

Солдаты:

Степан Печищев,

Леонтий Чекалин.

Счетчики:

Онисим Колотов,

Никита Спиридонов,

Федор Калашников.

Инвалидные:

Денис Ерофеев,

Гаврила Юдин,

Слесарь Фризиус,

Седельник Гросман,

Конюх Иван Красногоров.

Купцы:

Максим Васильев,

Иван Назарьев,

Сын его: Гаврила Назарьев,

Кирила Ларионов,

Иван Котельников,

Козма Игнатьев,

Григорий Мордвинов,

Борис Ростовцев,

Иван Пирожников,

Михайла Естифеев,

Федор Тюленев,

Яков Нижегородов,

Роман Федоров,

Михайла Сухоруков,

Василий Рыбников,

Филип Кашкин.

Цеховые:

Иван Коренев,

Петр Ильин,

Михайла Расторгуев,

Иван Фролов,

Петр Белоусов,

Петр Кочанов,

Илья Петров,

Григорий Смирнов,

Алексей Андреев,

Иван Сапожников,

Василий Киселев,

Василий Федосеев,

Федор Востряков.

Дворовые люди:

Управителя Петра Кондратьева: Прокофий Алексеев,

Капитана Аристова: Федор Вербовской,

Архитектора Кафтырева: Гаврила Васильев,

Секретаря Аристова: Козма Яковлев,

Маиора Хвостова: Петр Степанов,

Маиорши Ивановой: Данила Ильин,

Капитана Левашева: Алексей Никифоров, Никифор Федоров, Петр Григорьев, Антип Андреев, Данила Власов, Денис Григорьев, Петр Афанасьев;

Купца Каменева: Михайла Иванов;

Бригадира Люткина: Прокофий Шелудяков.

Экономические крестьяне:

Иван Данилов,

Иван Прокофьев,

Иван Кондратьев.

Казанской суконной фабрики мастеровые и работники:

Степан Шумихин,

Давыд Понамарев,

Яков Герасимов,

Кондратий Петров,

Петр Самойлов.

Да сгорели в Казанском магистрате:

Ратман Афанасий Шапошников,

Копиист Федор Копылов.

В Свияжском уезде убиты до смерти:

Инвалидной команды полковой обозный Палкин,

Копиист Федоров.

В Цывильске убиты до смерти в городе:

Воевода, коллежский асессор Петр Копьев,

Штатной команды прапорщик Алексей Абаринов,

Секретарь Попов и его жена Татьяна Степанова,

Дворовых людей мужеского пола шесть, женского два,

Канцелярист один,

Купец один.

В уезде:

Священников четыре,

Дьячок один,

Понамарь один,

Матросов три,

Новокрещенных два.

В Чебоксарском уезде убиты до смерти:

Чебоксарской морской инвалидной команды:

Капитан с сыном,

Прапорщиков два,

Подпрапорщик один,

Штатной команды солдат один,

Прапорщик Иван Тихомиров с женою его,

Экономического правления копиист один,

Престарелых матросов четыре, да молодой один,

Священников двенадцать;

Дьяконов пять,

Дьячков два,

Купец один.

В Царевококшайском уезде убиты до смерти:

Свияжской провинции отставной канцелярист Андрей Дмитриев,

Священник один,

Полковой обозный один,

Подьячий один,

Малолетный один.

В городе Пензе убиты до смерти:

Воевода Андрей Всеволожский,

Товарищ Петр Гуляев.

Подпоручики:

Михайла Суровцов,

Федор Слепцов.

Секретари:

Степан Дудкин, жена его, да сын, подпоручик Игнатий Дудкин, Сергей Григорьев, с женою, с сыном и с двумя дочерьми.

Приказные служители:

Андрей Петров,

Гаврила Елисеевской,

Федор Иконников,

Василий Терехов с женою,

Иван Дмитриев,

Семен Терехов,

Иван Аврамов.

В уезде:

Генерал-маиор Алексей Пахомов, с женою,

Секунд-маиор Иван Веревкин, с женою,

Поручик Флор Слепцов,

Капитаны: Алексей Тутаев, Гаврила Юматов,

Помещик Скуратов,

Маиорша Дарья Селивачева,

Поручик Петр Иванов,

Подпоручик Борис Яковлев и дети Романовы,

Сержант Петр Неклюдов, с женою и с сыном,

Секунд-маиор Иван Стяшкин, жена его Татьяна Степанова,

Маиорша Федосья Назарьева, с сестрою Марьею Даниловою, с двумя дочерьми, с племянницею Федосьею Шемяковою,

Поручик Иван Пилюгин, с женою и с дочерью девицею Ольгою,

Отставной драгун князь Михайла Звенигородской,

Квартирмистр Ермолай Стяшкин, с женою и с сыном Иваном,

Маиор Егор Мартынов, с женою Афимьею Яковлевою, с сыном Сергеем и с женою его,

Полковник Никифор Хомяков,

Маиор Иван Стяшкин, жена его Татьяна Степанова,

Поручик Степан Башен,

Прапорщик Евдоким Степанов, прапорщика Александра Стромилова дети, сыновья: Михайла, Николай, дочь Авдотья, да брат родной Сергей,

Прапорщик Фаддей Зеленской с женою,

Прапорщик Сергей Грязев с женою,

Вдова маиорша Анисья Безобразова,

Капитанша Елена Романова,

Капитан Григорий Раков,

Маиор Василий Кологривов с женою,

Прапорщик Козма Бартенев,

Маиора Михаила Мартынова дети: Николай, Савва,

Надворная советница Грабова,

Помещица Анна Репьева,

Регистратор Алексей Дертев,

Прапорщик Кадышев,

Надворная советница Прасковья Ермолаева с сыном,

Помещица Дарья Халабурдива,

Поручик Иван Лунин,

Поручика князя Павла Борятивского жена Прасковья Гаврилова с малолетною дочерью,

Прапорщик Андрей из дворян, да однодворец Михайла Слепцовы,

Секретарь Сергей Сверчков, с женою его Настасьею Ивановою,

Вахмистр Яков Жмакин, с дочерью его, девкою Мариною,

Прапорщик Николай Агафонников, с женою и с матерью,

Секунд-маиор Лев Дубенской с женою,

Подьячий из дворян Василий Агафонников, с женою,

Капитанши Марфы Киреевой дочь, девица Анна,

Маиор Иван Веревкин, с женою,

Сержант Тимофей Авксентьев,

Поручик Максим Дмитриев,

Капитан Михайла Киреев, с дочерью,

Поручик Андрей Пансырев,

Капитан Иван Дмитриев,

Прапорщик Иван Тутаев,

Поручик Егор Морев, с женою Анною Петровою,

Граф Гаврила Головин,

Маиорша Елена Варыпаева,

Подпоручик Александр Гладков,

Дворянская жена Прасковья Проскуровская,

Архитектор, смоленский шляхтич Федор Яковлев,

Поручик Жмакин,

Капитан Иван Именников,

Вдова Елена Юрасова,

Дворянская жена Наталья Бекетова,

Вдова Пелагея Шахмаметева и дочь ее, девица,

Однодворец Иван Юрасов.

Прапорщики:

Иван Буланин,

Иван Нетесев,

Степан Романов;

Подпоручик Лев Ергаков с женою,

Капитан Алексей Козлов,

Секунд-маиор Ивашев,

Подпоручик Николай, да гвардии капрал Василий Киселевы,

Поручик Гаврила Алферьев,

Маиор Никита Костяевской, с женою,

Капитан Тутаев с женою,

Подпоручика Василья Митькова дочери: Наталья, Марья; сыновья:Алексей и Михайла, да своячина его, девица Пелагия Квашнина,

Саранский воевода Василий Протасьев, с женою и с сыном,

Поручик Федор Левин, с женою и с сыном Алексеем,

Экономической казначей, секунд-маиор Федор Григоров с женою,

Маиорша Авдотья Возницина, с дочерью,

Вдовы дворянки: Анна и Прасковья Проскуровские,

Помещик Семен Литомгин с женою, поручик Иван, да подпоручик Максим Тоузаковы,

Вдова подполковница Марфа Агарева,

Однодворческая жена Пелагея Метлина,

Маиор Григорий Зубарев, с женою и с детьми, двумя сыновьями, с дочерью девицею,

Поручик Федор Бекетов, с женою Марьею Егоровою,

Маиорша Катерина Конабеева,

Дворянская жена Варвара Тургенева,

Княгиня Анна Мустафина,

Подпоручика Гаврилы Левина жена с детьми, сыновьями: Дмитрием, Николаем, да с дочерью,

Гвардии капральша Федосья Ермолаева с дочерью вдовою, прапорщицею Авдотьею Юрьевою,

Подпрапорщик Степан Пересекин с женою, сыном Гаврилом, дочерьми: Катериною, Аграфеною, Анною, Авдотьею;

Маиор Федор Кашкаров, жена его, с дочерьми, малолетными детьми, и одна француженка,

Протоколист Петр Иванов с женою Татьяною Дмитриевою в с детьми, премьер-маиором Семеном Ивановым, с женою Елисаветою Михайловою и с сыном Петром,

Недоросль Дмитрий Иванов,

Маиорша Лукерья Ивина с сыном Алексеем, с дочерью Пелагеею,

Вахмистр Михайла Брюхов, с женою,

Прокурорша Марфа Агарева,

Секунд-маиор Николай Степанов, с женою,

Дворянская жена Пелагея Ховрина,

Поручик Алексей Зубецкой, с женою,

Помещица Авдотья Жедринская,

Вахмистр Никита Никифоров,

Помещик Никита Подгорнов,

Титулярный советник Иван Ползамасов, с сыном Сергеем,

Подпоручика Василья Золотарева жена,

Камер-лакей Яков Выдрия с женою,

Подпоручик Алексей Слепцов, с женою Аграфеною Сергеевою,

Подпоручица Катерина Платцова,

Прапорщица Анна Чуфарова,

Легкой полевой команды подпоручик Иван Обухов,

Вахмистр Яков Жмакин, с дочерью Мариною,

Сержант Иван Кашкаров, с зятем, асессором Никитою Иевлевым, с женою его Матреною Михайловою и с их дочерью Марьею,

Титулярный советник Иван Алферьев с женою,

Однодворческая жена Дарья Чарыкова,

Однодворцы: Семен Федорчуков, Петр Митюрин,

Легкой полевой команды солдат один,

Штатной команды два солдата,

Вахмистр Иван Симонов,

Однодворцев четыре,

Пахотных солдат три,

Четыре священника, и один из них с женою,

Понамарь один,

Прапорщика Ивана Буланина приказчик,

Капитана Ивана Осоргина приказчик,

Графа Гаврила Головкина приказчик,

Вахмистра Якова Якушкина приказчик,

Лейб-гвардии капитана князя Михайла Долгорукова приказчик,

Полковника Петра Волконского приказчик,

Капитана Николая Загоскина приказчик,

Вдовы Анны Смагиной два старосты,

Вдовы Пелагеи Грецовой приказчик, с женою и дочерью,

Княжны Марьи Долгоруковой приказчик, с женою,

Кадета Петра Загряжского приказчик,

Капитана Василья Новикова приказчик,

Подпоручика Николая Зыбина приказчик,

Сержанта Сергея Мартынова дворовой человек,

Бригадирши Аграфены Киселевой приказчик,

Архитектора, смоленского шляхтича Яковлева дворовых два человека,

Поручика Сергея Тухачевского приказчик,

Прапорщика Ивана Буланина дворовой человек,

Прапорщика Афанасья Суморокова дворовой человек,

Графа Андрея Шувалова староста один, выборных два,

Статского советника Афанасья Зубова дворовой человек,

Маиора Нилы Акинфиева два приказчика и один кучер,

Коллежской асессорши Катерины Бахметевой дворовой человек,

Штык-юнкера Аблязова управитель,

Полковника Степана Ермолаева приказчик,

Капитана Николая Владимирова дворовой человек,

Статского советника Ивана Ермолаева приказчик,

Секунд-маиора Александра Соловцова дворовой человек,

Иноземец Иван Миллер,

Архитектора Василья Баженова земской,

Генеральши Екатерины Левашевой приказчик,

Сержантов Андрея и Ивана Левиных приказчик, с женою,

Девиц Анны и Марьи Языковых приказчикова жена,

Новокрещенных два,

Надворной советницы Прасковьи Ермолаевой крестьянин,

Коллежского асессора Петра Хлебникова крестьянин,

Доверь свою работу ✍️ кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой



Поиск по сайту:







©2015-2020 mykonspekts.ru Все права принадлежат авторам размещенных материалов.