Мои Конспекты
Главная | Обратная связь


Автомобили
Астрономия
Биология
География
Дом и сад
Другие языки
Другое
Информатика
История
Культура
Литература
Логика
Математика
Медицина
Металлургия
Механика
Образование
Охрана труда
Педагогика
Политика
Право
Психология
Религия
Риторика
Социология
Спорт
Строительство
Технология
Туризм
Физика
Философия
Финансы
Химия
Черчение
Экология
Экономика
Электроника

Земское право (Landrecht) Книга первая 3 страница



32. Если, однако, ленник явится и застанет господина, то прежде всего он просит говорителя, затем реликвии [для принесения присяги] для того, чтобы оправдать свой лен. Если господин ему в этом отказывает, то он сам доставляет реликвии, на

И тем самым берет все входящие в курию земли.


которых он присягает в том, что его лены не отсуждены у него в таком порядке, чтобы он должен был их лишаться. Однако ленник этого не должен делать, если господин не будет отказывать ему в судебном разбирательстве.

33. Тогда господин, если пожелает, назначает ему особым постановлением день суда для ответа по обвинению. Если обвиняемый в этот день не явится, то он лишается по суду всех прав на лен, разве только уважительная причина послужит ему оправданием [неявки] или его задержит служба самому господину.

34. В день, когда ленник держит стремя господину, т. е. несет военную службу, или [участвует] в нахождении решения [в суде], или выполняет иную службу, он не держит ответа перед ленным судом, а также в тех случаях, когда господин, будучи обвинен ленником, уклоняется от судебного разбирательства и если ленник понес какой-либо ущерб на службе господина и этот ущерб ему не возмещен.

35. Господину дозволяется разрешать жалобы одного из своих людей на другого, поскольку на его службе состоит либо один из них, либо оба.

36. Когда ленник явится в назначенный день суда в курию, в которой судит господин, то не приводит никого, кто не является ленником того же господина. Если же он это сделает, то он платит за каждого штраф господину или должен очиститься присягой, что он их не видел.

Так же раньше, чем он явится к господину, он должен по­ложить меч, и нож, и шпоры, снять перчатки и все железное. Сняв плащ, он должен его накинуть на плечо или совсем снять.

37. Он должен быть с непокрытой головой, мантия не должна быть надета, ни панцырь, ни какое-либо оружие.

38. Если он что-либо в этом отношении себе позволит, то он платит штраф господину.

39. Это я не говорю относительно тех, кто не обвиняется господином и не вызван вследствие обвинения в ленный суд.

40. Когда господин начнет судить вышеуказанным порядком, то он должен взять одного из своих ленников, который должен обратиться с речью к обвиняемому. Когда обвиняемый является к господину в первый раз, то господин должен его спросить, явился ли он с тем, чтобы дать ответ перед судом; после чего тот, если хочет, может попросить [разрешения] посовещаться, и если он [после этого] может уклониться от ответа, то пусть укло­


няется. Если он этого сделать не может, то он должен вернуться к своему господину, говоря: «Вот я явился отвечать, как я это обязан по праву».

41. Тогда господин, [как соответствует] праву, предъявляет обвинение отдельно по каждому обвинению и предлагает, чтобы он дал по этому поводу ответ. Тогда обвиняемый просит представителя [говорителя] и каждый раз испрашивает разрешение посовещаться, раньше чем выступать.

42. Он лишается говорителя, если по первому же обвинению отвечает сам.

43. По каждому выступлению своего говорителя ленник запрашивается, подтверждает ли он его слова. Оплошность говорителя не вредит леннику, если он не подтвердил его слов.

При разноречивости двух выступлений господин спрашивает, какое правильное.

44. Если ленника будут допрашивать по усмотрению, а не так, как полагается по праву, то решение в отношении него не вредит. То, о чем раньше просилось, по поводу того раньше выносится решение.

Ленник может отрицать, что он по ленному праву предстал [перед судом], до тех пор, пока он не отвечал, как обвиняемый. Он не должен публично выступать перед господином, когда у него имеется говоритель, но, спрошенный господином, он должен лишь отвечать: «да», «нет», «прошу разрешения посовещаться». Леннику также предоставляется возможность оспари­вать предложенное [членом курии] неправильное решение.

45. Ленник должен столько раз возражать своему обвините­лю, сколько раз он уходит совещаться.

46. Ленник платит штраф господину по поводу всех обвинений, по которым полагается штраф, если только он не отвергнет обвинение присягой.

47. Но иногда господин предъявляет обвинения, по которым штрафа не полагается, как, например, сквернословие, если оно сказано ленником не в обиду господину и ленник это подтвердит присягой; за это господин не должен взимать штрафа.

48. Во всех случаях ленник платит господину штраф, если он наносит господину обиду или причиняет вред или если он что-либо скажет или сделает сверх того, что он должен делать в ленном суде.

49. Если кто-либо насильственно отнимет имение у ленника своего господина и тот не предъявит надлежащей жалобы или


не сообщит [об этом] своему господину, то это является основанием для штрафа.

50. И если кто-нибудь заложит свой лен без разрешения господина, то господин должен ему предписать особым постановлением, чтобы он в течение шести недель выкупил лен из залога. Если он этого не сделает, то он платит своему господину штраф.

51. Если один ленник другому леннику причинит несправедливость в отношении имений своего господина, или оскорбит словом или делом кого-нибудь, кто находится на службе господина, или причинит несправедливость ленникам, держащим лены от господина, или тем, которые родились в этих имениях, и если пострадавший будет надлежащей жалобой преследовать перед господином нарушителя, то по таким делам присуждается штраф в пользу господина. Однако ленник не держит ответа в отношении своего ленника перед своим господином, если тот не докажет, что ему его господин отказал в правосудии перед своим ленником1. Кроме вышеуказанных случаев, господин не является судьей в делах, когда ущерб нанесен его ленником.

52. Если ленник сморкается, или брызжет слюной, или кашляет, или чихает, или если он становится с другой стороны своего говорителя, чем стоял раньше, или чистит себя, или оглядывается вокруг, или сгоняет мух, чтобы они ему не мешали, — по таким поводам он не платит штрафа господину; хотя все же некоторые имеют ошибочное мнение по этому поводу.

53. Десять фунтов должен платить ленник господину в качестве штрафа, но князь, имеющий княжеский лен, уплачивает штраф королю в размере 100 фунтов.

54. Ленник господина получает удовлетворение в соответствии со своим рождением; и удовлетворение и штраф должны быть уплачены в ближайшем доме господина от того места, где они были присуждены, в течение 14 ночей.

55. Ленник в присутствии господина не должен садиться без его разрешения; но если он изнемогает, то он может лежать, и пусть он принесет присягу, если господин не захочет поверить, что необходимость заставляет его лежать. Не больше трех раз в один день может быть уплачен штраф господину.

По каждому обвинению он будет иметь право посовещаться, пока он трижды не будет вызван посланцем господина.

1 На своего господина ленник мог жаловаться сначала в курию это­го господина, и только в случае отказа в рассмотрении жалобы ленник мог обращаться к вышестоящему сеньору.


56. Курию, в которой судит господин, обвиняемый не должен покидать до тех пор, пока господин не кончит судить.

57. Каждый ленник господина, который не лишен королевского щита, может оспаривать предложенное другим [ленником] решение1.

58. Если оспаривающего [предложенное] решение господин не наделил леном, дающим пять шиллингов годового чинша, или половинным наделом, тот должен дать поручителя; если его [оспаривание] не будет принято, то он платит штраф господину и удовлетворение леннику, чье решение он оспаривал. Никто не может быть его поручителем, если он наделен леном [тем же] господином.

59. Если ленник оспаривает [предложенное] решение, которое он считает неправомерным, то он обязан выдвинуть другое, если того от него потребует господин. И если господин обвинит его в том, что он оспаривает [предложенное] решение не ради правосудия, а для судебной волокиты, то ленник должен принести присягу в том, что он это делает только ради правосудия.

60. Когда ленник оспаривает решение, то он говорит следующее: «Если ты называешься и являешься, то вот ты и мне и тебе предложил несправедливое решение ленного суда, что порицаю и которое оспариваю и спрашиваю, с кем я должен сражаться, и в каком месте, и в какое время».

61. Тогда выносится постановление, что судьей в отношении оспариваемого решения должен быть вышестоящий господин; к нему должны пойти оба, и с ними посылаются два ленника господина для того, чтобы они были свидетелями, какое окончательное решение будет принято по спорному вопросу.

62. Господин, однако, должен дать посланцам содержание, а именно хлеб и пиво без определенной нормы и три надлежащих блюда для каждой еды, и бокал вина, и передние ноги их лошадей должны быть подкованы2.

63. Два блюда нужно давать слугам и по пять снопов для каждой лошади на день и ночь. Шесть должно быть слуг и восемь лошадей. В течение трех дней они должны отправиться в путь и должны привезти решение до истечения шести недель.

64. Если, однако, вышестоящий сеньор ко времени истечения срока на получение решения будет отсутствовать в стране, то

1 Оспаривание носит характер спора между стороной в процессе и участником суда, предложившим решение.

2 См.: Земское право. II, 12, § 4.


они должны доставить решение в течение шести недель со времени возвращения вышестоящего сеньора в страну. К этому дню обвиняемый ленник должен явиться к господину с ответом, как он раньше делал, когда был вызван в суд приказом, и так, как было сказано.

65. Все вышеизложенное говорится об обычных ленах.

66. От них отличаются лены троякого рода; насколько они отличаются от обычных ленов, будет видно из нижеследующего.

67. Судебный лен не переходит в четвертые руки1, кроме только суда шультгейса, который имеет право суда над судьями.

68. Когда судья обвиняется кем-либо, то судьей над ним является шультгейс. Никто не может передать суд, который ему был передан в лен, если это не самостоятельный суд, который к нему [лену] относится; этот он должен оставлять свободным.

69. Если кто-либо будет наделен леном из земельной собственности другого2, то он с леном не переходит по наследству и не переходит к кому-либо другому. Тем не менее, лен из земельной собственности переходит нисходящим в шестые руки, которым никто другой, кроме выше [стоящего] господина, не может отказать в лене.

70. Точно так же господин, наделивший ленами из своей земельной собственности, может свободно от ленников, если ему понадобится, отобрать эти лены при условии возмещения ленникам ленами имперских имений.

Глава третья. О городском лене

1. Городской лен не переходит во вторые руки, но если все же горожанин передаст такого рода лен, то ленник сохраняет лен по ленному праву от этого господина, но к другому господину [в случае смены сеньора] он не переходит.

2. Горожанин не несет [военной] службы своему господину, но он должен пребывать в городе, должен защищать его от врагов и участвовать с господином в вынесении судебных решений по делам о господских [ленах], когда это потребуется.

3. Городской суд находится в руках господина только в его городах; вследствие чего в вынесении судебных решений участвуют только те, которые держат от господина городские лены, и в отношении городского лена свидетелями могут быть только горожане.

1 См.: Земское право. III, 52, § 3.

2 Речь идет о наделении со стороны аллодиального собственника. Это редкое явление рассматривается как исключительный случай.


4. И наоборот, никто из владеющих городским леном не может участвовать в вынесении решений в отношении владеющего обычным леном и не может быть свидетелем в отношении любого другого лена, кроме городского, который ленник будет держать как вассал и в отношении которого он имеет инвеституру. Любой равный1 может участвовать в вынесении судебного реше­ния и выступать свидетелем в отношении другого ленника.

21. Весь ленный порядок я изложил. Некоторые, однако, предполагают, что существуют многие лены, которые со временем прекращаются; один случай, когда господин и ленник проживают совместно; другой случай, когда лишаются лена вместе с [лишением] щита; третий — когда господин признается, что он передал лен в руки какого-либо другого ленника; и, наконец, лен прекращается, когда ленник в нем не живет.

22. Всякая передача лена на определенный срок является недопустимой, вследствие чего все это мы отвергаем.

23. Если даже господин вынудит обещание у ленника, что имение передано не в качестве лена2, то это не имеет силы по праву, ибо всякий переданный лен может быть утрачен, только если он будет отобран у ленника по судебному решению.

Золотая булла3

Публикуется по: Хрестоматия памятников феодального государства и права стран Европы / Под ред. В. М. Корецкого. М., 1961. С. 413-428

Глава II. Об избрании римского короля

1. После же того, как... князья-избиратели4 или их послы вступят в город Франкфурт, они должны немедленно, на дру-

1 Суд курии — суд равных (т. е. вассалов одного и того же сеньора).

2 То есть имение передано условно на срок и, следовательно, может быть изъято.

3 Принятая на основании постановления Нюрнбергского сейма, созванного в 1355 г. императором Карлом IV, Курфюрстская булла (названная Золотой буллой спустя десять лет, после прикрепления к ней золотой печати), согласно введению, преследовала следующую цель: преодолеть разногласия и ослабить вражду «между семью князь­ями-избирателями Священной империи, которыми она должна освя­щаться, как семью сияющими светильниками в единстве».

4 Князья-избиратели — курфюрсты (от нем. Kiihren — избирать), стояли во главе всех должностей императорского двора, исполняя


гой же день, рано утром прослушать в присутствии их всех в церкви св. апостола Варфоломея заказанную ими мессу... И архиепископ Майнцский даст им форму присяги...

3. Наконец, по принесении князьями-избирателями или [их] послами... присяги... пусть приступят они к избранию и никак уже названного города Франкфурта не покидают, прежде чем большая часть их не выберет временного главу мира или христианского народа, т. е. римского короля, долженствующего стать императором. Если же они не успеют это сделать в течение 30 дней, считая без перерыва со дня принесения упомянутой присяги, то после этого, по прошествии этих 30 дней, пусть они питаются лишь хлебом и водою и никоим образом не выезжают из вышеназванного города до тех пор, пока ими или большею частью их не будет избран правитель или временный глава верующих, как об этом сказано выше.

4. После же того, как в том же месте они или большая по числу часть их совершит избрание, такое избрание должно считаться и рассматриваться так же, как если бы оно было совершено ими всеми единодушно без чьего-либо несогласия. И так как то, о чем ниже пишется, по древнему, установленному и похвальному обычаю всегда доселе нерушимо было соблюдаемо, посему и мы постановляем и предписываем всей полнотой данной нам императорской власти, что тот, кто вышеуказанным способом будет избран римским королем, тотчас же по окончании избрания, прежде чем он в силу власти Священной империи займется какими-нибудь другими делами или предприятиями, должен всем вместе и каждому в отдельности князьям-избирателям, духовным и светским, которые считаются ближайшими членами Священной империи, незамедлительно и беспрекословно подтвердить и одобрить своими грамотами и печатями все их привилегии, грамоты, права, вольности, пожалования, старинные обычаи, а также почетные саны и все, что они от империи получили и чем обладали вплоть до дня выборов, и все перечне-обязанности эрц-канцлера, викария, маршала и др.; им принадлежала монополия выбора императора, право суда над ним и право его смещения, а их согласие (consensus principium) было необходимо для раздачи имперских имуществ и ленов. В качестве курфюрстов обычно выступали три духовных (архиепископы Майнцский, Кельнский и Трирский) и три-четыре светских князя (в частности, король Чешский, пфальцграф Рейнский, герцог Саксонский, маркграф Бранденбургский).


ленное повторить еще раз им, после того как будет коронован императорской короной. Такое подтверждение избранный сам сделает и повторит каждому князю-избирателю особо, сперва от своего королевского имени, а затем под императорским титулом...

5. Мы постановляем, наконец, что в случае, если три князя-избирателя, присутствующие [на выборах], или [их] послы за [их] отсутствием, изберут в римские короли четвертого среди них или из их среды, то есть князя-избирателя, присутствующего или отсутствующего, то голос этого избранного, если он будет присутствовать, или его послов, в случае его отсутствия должен иметь полную силу, увеличивая число избирающих и образуя большинство вместе с [голосами] прочих князей-избирателей...

Глава III. О местах, занимаемых архиепископами Трирским, Кельнским и Майнцским

...Красе и славе Священной Римской империи, чести императора и желанному благу государства благоприятствует единодушие достопочтенных и светлейших князей-избирателей...

Поэтому, чтобы между достопочтенными архиепископами Майнцским, Кельнским и Трирским, князьями-избирателями Священной империи пресечены были впредь на вечные времена поводы ко всяческим спорам и подозрениям, которые в будущем могли бы возникнуть относительно первенства или ранга их мест на императорских и королевских собраниях; ...мы, по обсуждении со всеми князьями-избирателями, как духовными, так и светскими, и по их совету постановляем и полнотой императорской власти настоящим законным эдиктом, долженствующим сохранять силу на вечные времена, утверждаем, что вышеназванные достопочтенные архиепископы при всех публичных императорских актах, как то: в судах, при наделении ленами, на званых обедах, а также на совещаниях по всяким прочим делам, ради которых случится, что они должны будут собраться для обсуждения вопросов, касающихся обоюдной пользы и чести их и империи, — могут, в праве и должны сидеть так: [архиепископ] Трирский — прямо против лица императора; Майнцский — в своем архиепископстве и в своих областях, и за пределами своих областей в пределах канцлерства по Германии, за исклю­чением лишь Кельнской области, а Кельнский — в своем архи­


епископстве и в своих областях и за пределами своих областей во всей Италии и Галлии — по правую сторону римского императора...

Глава IV. О князьях-избирателях вообще

1. Сверх сего мы постановляем: всякий раз, как отныне впредь случится проводить имперское торжественное собрание (curiam), при любом заседании, как в совете, так и за [обеденным] столом, и в любых иных местах, где императору или римскому королю случится заседать вместе с князьями-избирателями, — чтобы по правую сторону императора или римского короля, непосредственно за архиепископом Майнцским или Кельнским... должны занимать места: первое — король Богемии, как государь, коронованный и помазанный, а непосредственно за ним второе — пфальцграф Рейнский; с левой же стороны, непосредственно за тем из названных архиепископов, которому придется сидеть с левой стороны, первое место займет герцог Саксонский, а за ним второе — маркграф Бранденбургский.

2. Далее, когда бы и сколько бы раз в будущем ни случалось [престолу] Священной империи быть вакантным, архиепископ Майнцский будет тогда иметь власть, — как он имел [эту] власть, насколько известно, сыздавна, — созывать письменными извещениями прочих вышеупомянутых князей, своих соучастников по упомянутым выборам; когда же они все или те, которые смогут и пожелают присутствовать [на выборах], соберутся к назначенному дню выборов, названный архиепископ Майнцский — и никто другой — должен будет опросить голоса своих соизбирателей, каждого в отдельности... После этого названные князья-избиратели, его соучастники [по выборам], спросят, в свою очередь, его, чтобы и он сам выразил свое мнение и объявил им, [за кого подаст] свой голос.

Глава V. О праве пфальцграфа [Рейнского], а также герцога Саксонского

1. Далее, сколько бы раз, как сказано выше, ни оказывался престол Священной империи вакантным, светлейший пфальцграф Рейнский, эрцтрухзес [верховный стольничий] Священной империи на основании своего княжеского достоинства или пфальцграфской привилегии должен до принятия власти будущим римским королем быть временным правителем (provisor)

 

этой империи в рейнских землях, в Швабии и в областях, где действует франконское право, с властью творить суд, предоставлять церковные бенефиции, собирать налоги и доходы, раздавать лены, принимать присяги на верность вместо [императора] и от имени Священной империи...

И мы желаем, чтобы в тех местах, где действует саксонское право, этим же правом временного правления (provisionis) пользовался светлейший герцог Саксонский эрц-маршал Священной империи...

2. И хотя император или римский король по тем делам, за которые его могут призвать к ответу, должен, как это, говорят, установлено по обычаю, держать ответ перед пфальцграфом Рейнским, эрцтрухзесом, князем-избирателем Священной империи, однако сам пфальцграф не будет вправе производить этот суд ни в каком другом месте, кроме как при императорском дворе, то есть [там], где на ту пору император или римский король окажется пребывающим.

Глава VII. О наследовании князей-избирателей

...Для того чтобы между сыновьями этих светских князей-избирателей в будущем не могли возникать поводы к беспорядкам и несогласиям по вопросам указанного права, голоса и власти, и [чтобы] таким образом не мог быть опасными проволоч­ками (dilationibus) нанесен ущерб общему благу, — мы, с Божьей помощью, желая наилучше предотвратить будущие опасности, устанавливаем... чтобы после того, как кто-либо из этих светских князей-избирателей скончается, право, голос и власть в этих выборах переходили беспрекословно к его законному первородному сыну недуховного звания...

Глава VIII. Об иммунитете короля Богемии и обитателей [его] королевства

... По похвальному обычаю с незапамятных времен нерушимо и долговременно соблюдаемому и предписанному теми, кто его соблюдает без возражений и без перерывов, установлено, что никакой князь, барон, сеньор, рыцарь, слуга, городской обитатель, горожанин, одним словом никто из этого королевства [Богемии] и всех принадлежащих ему земель, где бы они ни находились, — какого бы положения, звания, ранга или состояния он ни был, — не может впредь на вечные времена быть вызыва­

 

ем и привлекаем, по настояниям какой-нибудь из сторон ни в какой суд за пределами этого королевства и ни в чей-либо иной суд, кроме как в суды короля Богемии и судей его королевской курии. ...Если, вопреки указанной привилегии, обычаю или пожалованию, кто-либо из вышеназванных, как-то: князь, барон, сеньор, рыцарь, слуга, обитатель города, горожанин или крестьянин или иной кто-либо из ранее упомянутых лиц, по какому-либо делу, уголовному, гражданскому, или смешанному, или по какому бы то ни было процессу, в какое бы то ни было время вызван будет в чей бы то ни было суд за пределами названного королевства Богемии, то он ни в малейшей мере не будет обязан являться [туда] или давать ответ на [этом] суде.

...Мы нашей волей и вышеназванной полнотой императорской власти признаем совершенно ничтожными и отменяем такого рода вызовы, предписания, процессы, приговоры, а равно их [принудительные] исполнения и все, что могло бы на основании их или части их воспоследовать, быть потребовано или совершено. К этому мы в особенности добавляем... чтобы, как в названном королевстве Богемии с незапамятных времен непре­станно соблюдалось, так и впредь не дозволялось бы никакому князю, барону, сеньору, рыцарю, слуге, обитателю города, горожанину или крестьянину, словом, никакому лицу или обитателю часто упоминавшегося королевства Богемии, какого бы положения, ранга, сана или состояния они ни были или он ни был, — апеллировать к какому бы то ни было иному суду на какие бы то ни было процессы, приговоры, предварительные [по частному вопросу] или окончательные [по основному делу] или на предписания короля Богемии или каких бы то ни было его судей, а также на принудительные исполнения этих [приговоров], состоявшихся или вынесенных в королевском суде, или в присутствии короля королевства, или [в суде] вышеназванных судей, исполненных или подлежащих исполнению...

Глава IX. О золотых и серебряных и иного вида рудниках

...Наши наследники, короли Богемии, а равно князья-избиратели, все вместе и каждый в отдельности, которые когда-либо будут, — духовные и светские, — всеми копями, золотыми и серебряными, и рудниками олова, меди, железа, свинца и других любых металлов, а также соли, как найденными, так и


могущими быть найденными когда-нибудь впоследствии в указанном королевстве, в землях, ему принадлежащих и во владениях, подвластных тому же королевству, — могут полностью обладать и законно владеть со всеми, безо всякого исключения, правами...

Глава X. О монетах

Кроме того, мы постановляем, чтобы каждому будущему королю Богемии, нашему преемнику, [предоставлено было] следующее право, которое, как известно, предоставлялось с древнего времени нашим предшественникам, достославным королям Богемии, и которым они мирно и беспрерывно обладали, а именно [право] производить и разрешать производить чеканку золотых и серебряных монет во всяких местах и частях своего королевства, подчиненных ему земель и принадлежащих [ему владений], где король предпишет и где ему заблагорассудится...

Равным образом мы желаем, чтобы настоящее постановление и пожалование, в силу настоящего нашего императорского закона, полностью было распространено на всех князей-избирателей, как духовных, так и светских, на их преемников и законных наследников во всех тех видах и на всех тех условиях, как говорится выше.

Глава XI. Об иммунитете князей-избирателей

Мы постановляем также, что никакие графы, бароны, сеньоры, ленники, вассалы, владельцы замков, рыцари, слуги, горожане, городские обитатели и никакие [вообще] лица, подданные церквей Кельнской, Майнцской и Трирской, какого бы положения, состояния и сана они ни были, [как] в прежние времена не могли быть вызываемы, [так] и отныне впредь на вечные времена не должны и не могут быть привлекаемы и вызываемы по требованию какого бы то ни было истца вне территории и за границами и пределами этих церквей и владений, к ним принадлежащих, в какой бы то ни было и в чей бы то ни было суд, кроме как в суд архиепископов Майнцского, Трирского и Кельнского и их судей, как это и было соблюдаемо, насколько нам известно, в прежние времена...

Мы желаем, чтобы это же постановление в силу настоящего нашего императорского закона полностью было распространено на светлейших: пфальцграфа Рейнского, герцога Саксонского и

 

маркграфа Бранденбургского, князей-избирателей светских, или недуховных, на их наследников, преемников и подданных...

Глава XII. О собрании князей-избирателей

...Наше величество по многом размышлении усмотрело, что необходимо будет, чтобы князья-избиратели Священной империи для обсуждения [вопросов, касающихся] блага самой империи и земного мира, собирались чаще, чем это принято... И вот на торжественном сейме (curia) нашем, проведенном в Нюрнберге нашим величеством вместе с достопочтенными духовными и светлейшими светскими князьями-избирателями и многими другими князьями и сеньорами, мы, переговорив с этими князьями-избирателями и по их совету, сочли за нужное вместе с названными князьями-избирателями, как духовными, так и светскими, к общей пользе и благу установить, что эти князья-избиратели должны впредь лично съезжаться ежегодно один раз, спустя четыре, считая непрерывно, недели после праздника Пасхи, [т. е.] Воскресения Господня, в каком-либо из городов Священной империи...

Глава XV. О заговорах

Кроме того, проклятые и священными законами порицаемые заговоры и [тайные] сходки или недозволенные сообщества [лиги] в городах или за их пределами, между городом и городом, между лицом и лицом, либо между лицом и городом, — под предлогом ли покровительства или принятия в граждане, — или заговоры какой бы то ни было окраски, а также союзы и соглашения и заведенный насчет этого обычай, который мы рассматриваем скорее, как пагубу, — мы отвергаем, осуждаем и по надлежащем рассмотрении объявляем лишенными силы; [а именно те соглашения и союзы], которые города или лица какого бы то ни было сана, состояния, или положения до настоящего времени устраивали или в будущем вздумают устраивать как между собой, так и с другими без одобрения сеньоров, подданными или слугами коих они [являются] или на землях коих они пребывают, даже если они [эти соглашения] и не направлены против этих сеньоров; поскольку не подлежит сомнению, что [эти заговоры и сообщества] признавались священными законами в бозе почивших августейших предшественников наших недопустимыми и подлежащими отмене...

Глава XVI. О пфальбюргерах

Далее, так как некоторые граждане и подданные князей, баронов и других [лиц]... в действительности продолжают проживать в землях, в больших и малых городах и селениях прежних сеньоров, которых они осмелились или осмеливаются так коварно покинуть, претендуя [в то же время] на пользование вольностями и защитой тех городских общин, к которым они так переходят, — их в областях Германии обыкновенно называют пфальбюргерами, — то, поскольку не должно потворствовать ничьему коварству и обману, мы полнотой императорской власти ...утверждаем, что отныне и впредь упомянутые граждане и подданные, издевающиеся так над теми, кому они подчинены, ни в коем случае не должны ни в каких землях, местностях и провинциях Священной империи получать права и вольности тех городских общин, принятия в гражданство которых они столь коварно добиваются и доселе добивались, — разве только они, переселяясь на самом деле со всем своим имуществом в эти городские общины, имея там свои очаги и постоянно и действительно, а не фиктивно, там проживая, принимают в них на себя полагающиеся налоги и муниципальные повинности...